ПРЕДЛОЖЕНИЯ, В КОТОРЫХ ОТНОСИТЕЛЬНОЕ СЛОВО ОТСЫЛАЕТ К ПРЕДИКАТИВНОМУ ЦЕНТРУ ГЛАВНОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ

АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ РУССКОГО ЯЗЫКА
РУССКАЯ ГРАММАТИКА

Предыдущая глава Содержание Следующая глава

ПРЕДЛОЖЕНИЯ,
В КОТОРЫХ ОТНОСИТЕЛЬНОЕ СЛОВО
ОТСЫЛАЕТ К ПРЕДИКАТИВНОМУ ЦЕНТРУ
ГЛАВНОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Распространительно-изъяснительные
предложения

   § 2918. В предложениях распространительно-изъяснительного типа связь между главным и придаточным предложениями устанавливается при помощи относительного местоимения что в той или иной падежной форме. Местоимение ориентировано на предикативный центр главного предложения и является средством его повторного воспроизведения в придаточном.

   Солнечные лучи ударили прямо в глаза гребцу, что заставило его опустить весла (Помял.); Однажды он пришел ко мне в добром расположении духа, чего с ним давно не бывало (Тург.); Но все эти слухи очень скоро затихли, чему много способствовали обстоятельства (Дост.); Было видно по лицу, что ему нехорошо. И с занятий ушел, что случилось с ним в первый раз в жизни (Чех.); Выхухоль держалась на воде метрах в двух от меня, что невероятно для этого крайне осторожного, крайне пугливого зверька (Солоух.); Я младший современник Блока, что не могло помешать мне ощущать время так же, как ощущал его Блок (Катаев).

   Объем содержания, воспроизводимого словом что, равен всему объему содержания главного предложения: ученик вел себя дерзко, что (то, что ученик вел себя дерзко ~ дерзкое поведение ученика) огорчало учителя; мальчик становился печален и молчалив, чего (того, что мальчик становился печален и молчалив ~ печального вида и молчаливости мальчика) сначала не замечали; мать очень беспокоилась об отце, что (то, что мать очень беспокоилась об отце ~ беспокойство матери об отце) и в детях возбудило беспокойство.

   Примечание. В составе главного предложения могут находиться компоненты, которые сами обладают потенциальными коммуникативными функциями. Таковы причастия и деепричастия (и соответствующие обороты), глагольное существительное, иногда инфинитив. В рассматриваемом виде анафорической связи все эти компоненты ведут себя аналогично предложению: Первый взгляд на сидящего в креслах лакея, чего прежде никогда не бывало, открыл Софье Николаевне настоящее положение дел (Акс.); На первых порах он был очень озабочен своим вступленьем в должность полного хозяина, чего непременно требовала бабушка (Акс.); Поблагодарив старуху (на что она не обратила ни малейшего внимания), я спросил ее, как мне выйти на шлях (Купр.); На нем был белый китель, только что выстиранный и выглаженный, о чем свидетельствовали блестевшие швы (Горьк.); Но за всем этим он был хороший, честный, чистый человек, любивший ее, чем она гордилась, признававший в ней равную, что ей очень льстило (Горьк.); Она начинала убеждать его полюбить чтение, что он ей всегда и обещал (Горьк.).

   § 2919. При распространительном изъяснении придаточное предложение со стороны лексического наполнения не свободно: в позиции сказуемого здесь может быть только слово (глагол или предикатив) со значением речи, мысли, восприятия, памяти, знания, эмоционального отношения, оценки (о возможном расширении круга таких слов см. § 2776, 2793). На той же лексической основе строятся и изъяснительные предложения с союзами что и чтобы, с той, однако, разницей, что слово с таким значением находится в них не в придаточном, а в главном предложении, ср.: Учителя огорчало, что ученик вел себя дерзко и: Ученик вел себя дерзко, что огорчало учителя; Нежелательно, чтобы поезд опоздал и Поезд может опоздать, что нежелательно. Регулярность такой соотносительности позволяет определить отношения, устанавливающиеся в предложениях с местоимением что, как изъяснительные. Однако это изъяснительные отношения особого рода. Их специфика заключается в следующем. В изъяснительных предложениях с союзами положение опорного слова противоречиво. С синтаксической точки зрения оно является центром, организующим сложное предложение. Однако в коммуникативном плане такое слово, как и все главное предложение, выполняет вспомогательную функцию: его назначение - выявлять коммуникативную направленность сообщения, содержащегося в придаточном предложении, адресовать и оценивать его в каком-либо отношении. Главное предложение содержит здесь модальную квалификацию той информации, которую несет придаточное (см. § 2772). В предложениях с местоимением что, отсылающим к предикативному центру главного предложения, конструктивная и коммуникативная функция слова, занимающего позицию сказуемого в придаточном предложении, уравновешены. Сообщение и его квалификация здесь разобщены, причем сообщению придана самостоятельная коммуникативная значимость. Связь между главным и придаточным предложениями имеет необязательный характер, а изъяснительные отношения осложнены значением распространительным.

   Коммуникативная достаточность придаточного предложения (и, следовательно, его предикативного центра) может быть подчеркнута интонационно - паузой после главного предложения, а его присоединительный характер - частицей и. Обычно оба эти средства выступают совместно: Арина Петровна волей-неволей должна была приютить круглых сирот у себя. Что она и исполнила. (С.-Щ.); Думаю, что мой опыт постижения вечных нравственных истин, как и опыт любого другого человека, по-своему обновляет эти истины. Чем он и ценен (журн.).

   § 2920. Предложения с местоимением что, ориентированным на предикативный центр главного предложения, характеризуются особым типом придаточности: придаточное предложение здесь не имеет синтаксической позиции внутри главного, оно формируется вне рамок последнего и не может быть сведено на положение какого-либо его члена. Напротив, позиция, которую занимает местоимение что, может расцениваться как позиция, вовлекающая главное предложение в структуру отношений, устанавливающихся внутри придаточного. Не имея никакой опоры в главном предложении, такое придаточное является придаточным только по форме; по функции оно не отличается от самостоятельного предложения или от предложения, входящего в состав сложносочиненной конструкции (см. § 3118).

   Примечание. В рамках союзной подчинительной связи этот же характер придаточности обнаруживают сближающиеся с вводными предложения с союзом как (см. § 2220): Применение теории электронов к наиболее интимным процессам в организме открывало, как мне тогда казалось и что в действительности оправдалось спустя 30-40 лет, перспективы не только в теоретических науках о жизни, но и в практической медицине (А. Чижевский).

   § 2921. По отношению к главному предложению придаточное может находиться в постпозиции, препозиции и интерпозиции. Положение после главного предложения стилистически нейтрально (см. примеры в § 2919), два других могут быть экспрессивно значимы. Употребляясь перед главным предложением или внутри него, придаточное предложение приобретает характер вводного (см. § 2220).

   Был сам богат; имел он ум природный И, что ума полезней, важный чин (Лерм.); Он стал тираном и мучителем жены своей и, чего бы никто не мог предвидеть, прибегнул к самым бесчеловечным поступкам, даже побоям (Гоголь); Даже и тени улыбки, что уже требовалось простою вежливостью, не показалось в ее лице (Дост.); Я проспал всю Россию, и уже где-то за Кировом в другом, тыловом мире показались незатемненные, что было очень странно, окна (Кавер.); Едва проплыла эта удивительная рыба, как вслед за нею показалась стайка пестряток... И что поразительно: пестрятки бежали весело и беззаботно (Абр.); Он-то знал, как отяжелел, огрузнел, не только могучим телом, но и, что страшнее - душой (Триф.).

   С употреблением придаточного предложения в позиции вводности создаются условия для конструктивного взаимодействия изъяснительной относительной связи со связью союзной и вопросительной. Взаимодействие обнаруживается в обороте типа что... [так это то,] что, который выходит за рамки простой контаминации двух разных синтаксических моделей, так как специализировался в качестве актуализирующего средства.

   Нет, этого я никак не понимаю, решительно не понимаю! Но что страннее, что непонятнее всего, это то, как авторы могут брать подобные сюжеты (Гоголь); Но что всего вернее, как дважды два, это то, что Лебедев обожает и своего племянника (Дост.); Уходя, она прибавила, что Лизавета Прокофьевна сегодня в адском расположении духа, но что всего страннее, что Аглая перессорилась со всем семейством (Дост.); Одно, на что имел право муж, это было на то, чтобы потребовать удовлетворения с оружием в руках (Л. Толст.).

   § 2922. Распространительно-изъяснительные предложения с местоимением что близки к сложносочиненным предложениям и бессоюзным соединениям, второй компонент которых содержит указательное слово это, так же как и что, ориентированное на предикативный центр предшествующего предложения.

   Аглая с каждым часом становилась все капризнее и мрачнее - это его убивало (Дост.); В глазах твоих было какое-то беспрерывное ожидание, а вот этого-то я и не терплю (Дост.); Кое-когда приходилось наезжать в город и принимать участие в заседаниях съезда и окружного суда, и это меня развлекало (Чех.); Мать уже ушла в больницу на дежурство, но и это не огорчило Таню (Р. Фраерман).

   Между предложениями с что и это (и это, а это, но это) существуют отношения функциональной соотносительности: Ученик вел себя дерзко, и это / что огорчало учителя. Предложения с местоимением что соотносительны также со сложносочиненными предложениями, в которых отсылка к первой части осуществляется через ее перифразирование.

   Сверх всякого ожидания, бабушка Прасковья Ивановна подарила мне несколько книг... и этим подарком много примирила меня с собой (Акс.); Вы катаетесь на велосипеде, а эта забава совершенно неприлична для воспитателя юношества (Чех.); Два десятка народных русских лубков висели на выставке в почетном соседстве с великими мастерами Запада и Востока - рядом с Дюрером и Хокусаи, и соседство это ни у кого не вызывало недоумения (Н. Кузьмин).

Распространительно-обстоятельственные
предложения

   § 2923. В распространительно-обстоятельствен-ных предложениях связь между главным и придаточным устанавливается при помощи наречий почему, отчего, зачем или предложно-падежных форм для чего, из-за чего, за что, вследствие чего, ввиду чего, после чего, отсылающих к содержанию главного предложения как к причине, следствию или цели того, о чем сообщается в придаточном предложении. Семантика связи ограничивает положение придаточного предложения постпозицией по отношению к главному.

   По-французски она говорила очень плохо, за что и страдала впоследствии в большом свете, куда судьба неожиданно ее затащила (Акс.); Пашня местами мелка и борозды редки - отчего и травы много (Акс.); Она была очень взволнована, почему с несвойственною ей быстротою и небрежливостъю сбросила на пол салоп и вошла в залу (Писем.); Я на постоялом дворе колол дрова, рубил капусту и нянчил ребят хозяйских, за что меня и кормили (Помял.); Вставая поутру, француз пил целебный бальзам, после чего веселел (Тын.); Наварили пива, для чего мочили на солод полтора пуда ржи (Белов).

ПРЕДЛОЖЕНИЯ
С НЕОРИЕНТИРОВАННОЙ АНАФОРИЧЕСКОЙ СВЯЗЬЮ ЧАСТЕЙ

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

   § 2924. При неориентированной анафорической связи лицо, предмет или событие, к которому отсылает местоименное слово в придаточном, не названо, однако в составе главного предложения для его обозначения есть позиция; эту позицию и замещает организованное данным местоименным словом придаточное предложение: То, о чем старались не думать, произошло (Триф.); Мне становилось понятным то, что для многих было погружено в туманную дымку незнания (А. Чижевский). Таким образом, функция местоименного слова сводится здесь не только к организации подчинительной связи, но и к формированию описательного обозначения чего-либо, т. е. к образованию особого вида наименования - описательной номинации. Эта функция резко отличает сложные предложения с неориентированной анафорической связью от всех других видов сложных предложений - как союзных, так и местоименных (относительных или вопросительных). В последних придаточное предложение никогда не утрачивает своей коммуникативной значимости, т. е. представляет собой зависимое сообщение, тогда как в сложных предложениях рассматриваемого типа придаточное может утрачивать эту функцию: оно здесь не только сообщает, но и называет, т. е. входит одновременно и в круг номинативных средств языка. Сравним с этой точки зрения предложения (1-2) и (3): 1) Он подумал, что его, вероятно, никто не встретит; 2) Она все время думала, что ответит, если ее спросят, как она очутилась за кулисами (Фед.); 3) Совсем невесело было думать о том, что произошло в этот несчастный день (Кавер.). Если в предложениях (1) и (2) придаточное сообщает о той или иной ситуации, то в предложении (3) оно, подобно слову, является наименованием самой этой ситуации.

   Не будучи названными непосредственно, лицо, предмет или ситуация, к которым отсылает относительное местоименное слово, получают свою - большую или меньшую - определенность из содержания придаточного предложения, через сообщение об их внешних или внутренних свойствах, т. е. характеризуются описательно. Описательно-называющая функция придаточного с наибольшей четкостью выявляется в тех случаях, когда оно занимает позицию при глаголах конкретного действия, т. е. обозначает собственно лицо или предмет.

   [Любочка:] Петруша, дай мне, что ты ешь (Л. Толст.); - Так сыграть бы на дорожку? - Да сыграть - оно не вред. - В чем же дело? Чья гармошка? - Чья была, того, брат, нет (Твард.); В середине грудной клетки Григория словно одубело то, что до атаки так суетливо гоняло кровь (Шолох.); - Милости просим! - откликнулся Ефим. - Угощу, чем бог послал. - Чем ворота закрывают, - негромко подсказал Ефимов свояк (Шукш.); - Поедешь с нами? - Нет. - Почему? - Для меня, сказали, места нет в машине. - Кто сказал? - С кем пришел (разг. речь).

   Функциональную специфику неориентированной анафорической связи, ее способность соотноситься с языковой сферой наименования хорошо передают перифразы табуистического типа; сравним, например, иносказательные наименования животных: Настоящее имя медведя было "эах". Но вслух говорили вместо этого "вурр". Это было лишь звукоподражание. Так эах ворчит, когда, забравшись в берлогу, лижет свою лапу. Звали медведя также "лохматым" или "кто любит мед", или "кто сосет лапу". Про волка говорили "кто воет зимой", про гигантского оленя - "кто бесится осенью"... Чем сильнее зверь, тем страшнее его накликать (С. Покровский).

   Придаточное является наименованием ситуации, если оно занимает позицию при глаголах существования, мысли, сообщения, памяти и др., функционирующих также в конструкциях изъяснительного типа (см. § 2771): Случилось то, что часто случается с такими друзьями (Помял.); Произошло то, чего никак не ожидал Григорий (Шолох.). Предложения с неориентированной анафорической связью характеризуются неопределенно-обобщительным значением.

СПОСОБЫ СВЯЗИ И ФУНКЦИИ
СООТНОСИТЕЛЬНЫХ СЛОВ

   § 2925. Неориентированная анафорическая связь располагает своей системой средств оформления. Это в первую очередь относительные местоименные слова кто, чей, что и местоименные наречия где, куда, откуда. Семантически они дифференцируются следующим образом: слова кто и чей отсылают к лицу: кто - к любому, чей - к лицу как обладателю. Местоимение что отсылает к предмету или явлению; наречия где, куда, откуда - к вместилищу или местонахождению. В качестве неспецифических и, как правило, стилистически сниженных средств обозначения лица употребляются также слова что, в данной позиции неизменяемое, и который.

   В строго нормированной, книжной речи анафорическая связь выступает, как правило, в сочетании с указательностью, осуществляемой посредством слов тот, то, там, туда, оттуда. Последние помещаются в главном предложении и семантически соотносятся (коррелируют) с относительными словами. В силу этого они могут быть определены как соотносительные слова или корреляты.

   В пределах пространственного значения корреляция указательных и относительных слов имеет достаточно свободный характер: любое относительное слово коррелирует с указательным, хотя частотность этих корреляций неодинакова. Возможны следующие соотносительные пары: там - где, там - куда, там - откуда, туда - где, туда - куда, туда - откуда, оттуда - где, оттуда - куда, оттуда - откуда: Он выехал оттуда, откуда одна за другой съезжали во двор лошади (А. Н. Толст.); Рощин вылез на берег там, где он и наметил, около полузатопленной баржи (А. Н. Толст.); Алексей пополз туда, куда ушел самолет (Полев.).

   Относительные слова кто, чей, что (неизм.), который коррелируют с указательным словом тот: тот - кто, тот - что, тот - который: Что сожаленье и привет, Тому, кто гибнет в цвете лет? (Лерм.); Не прошло десяти минут, как на конце площади показался тот, которого мы ожидали (Лерм.); Спасибо ж тем, под чьим приютом Мне было радостней, теплей (Фет); Ответил за всех тот, что походил на обезьянку (Полев.).

   Местоимения кто и что не дифференцируют лица по признаку пола. Эту функцию может принимать на себя соотносительное слово: Все так ярко рисуется взору, Что не верится мне в эту пору, Чтоб не мог увидать я и той, Чья душа здесь незримо витает, Кто под этим крестом почивает (Некр.). Отношение к полу может быть выражено в самом придаточном предложении формой глагола-сказуемого: Немногое понадобилось Вадиму Петровичу, чтобы кончить с колебаниями, - это немногое был отыскавшийся след Кати. Так на песке у прибоя отпечаток босой женской ноги заставит иного человека написать в воображении целую повесть о той - прекрасной, - кто здесь прошла под шум волн большого моря (А. Н. Толст.). Местоимения кто и что не выражают также различий в числе: они могут обозначать как одно лицо, так и совокупность (множество) лиц. Функцию дифференциации лица по признаку единичности/неединичности может брать на себя указательное слово (Описывать, притом еще изображать художественно, типы и нравы крестьян могут те, кто жил среди них. Гонч.), нередко - вместе с формой глагола-сказуемого придаточного предложения (Все, кто мог ехать, ехали сами собой, те, кто оставались, решали сами собой, что им надо было делать. Л. Толст.). Таким образом, коррелируя с указательным словом в форме мн. ч., местоимение кто может координироваться со сказуемым-глаголом, имеющим форму как ед., так и мн. ч. (те, кто боится/боятся, пусть останутся дома); что касается местоимения что, то корреляция с формой те предписывает ему координацию со сказуемым-глаголом только в форме мн. ч.: те, что боятся (не *боится), пусть останутся дома.

   Форма слова чей всецело определяется его синтаксической функцией внутри придаточного предложения. Поэтому, несмотря на присущую этому слову способность к изменению по родам и числам, оно, как и местоимения кто и что, такой способности лишенные, не дифференцирует лица ни по признаку пола, ни по признаку единичности/не-единичности. В случае необходимости эту функцию принимает на себя соотносительное слово; ср.: Спасибо тому (той), тому (тем), чей совет (чьи советы) удержали меня от неправильного поступка.

   Употребление слова который в качестве замены местоимения кто объясняется его способностью формально выражать род и число и, таким образом, информировать о принадлежности лица к мужскому или женскому полу, а также характеризовать его с точки зрения единичности/неединичности: Нынче те, которые больше всех и в самом деле скучают, стараются скрыть это несчастие как порок (Лерм.); Я та, с которой вы говорили утром по телефону (разг. речь).

   Употребляясь в условиях, специфичных для местоимения кто, слова что (неизм.) и который могут вовлекать в круг соотносительных слов местоименное прилагательное такой: Теперь отыщутся, пожалуй, такие, что поправить рады: мол, на войне так не бывало (Симон.).

   С местоимением что (чего, чему...), имеющим предметное значение, коррелирует указательное слово то (того, тому...).

   Кто самолюбием чрез меру поражен, Тот мил себе и в том, чем он другим смешон (Крыл.); Она не могла вынести того, что всякая другая снесла бы (Тург.); Вот чем поэзия хороша: она говорит нам то, чего нет, и что не только лучше того, что есть, но даже больше похоже на правду (Тург.); На первых порах Старцева поразило то, что он видел теперь первый раз в жизни и чего, вероятно, больше уже не случится видеть (Чех.); Произошло то, чего никак не ожидал Григорий (Шолох.).

   § 2926. По соотносительному слову распознается или уточняется, позицию какого члена главного предложения занимает придаточное. Таким образом, в отличие от относительного указательное слово не только информирует о характере предметной соотнесенности придаточного предложения, но и своей формой сигнализирует о той роли, которую это придаточное выполняет в синтаксической организации сообщения. Тем не менее для выражения связи между главным и придаточным предложениями соотносительные слова конструктивно не всегда необходимы. Это объясняется тем, что между самими местоименными словами - указательным, с одной стороны, и относительным, с другой - или вообще нет грамматической связи (корреляция типа там - где), или эта связь недостаточна и сводится лишь к согласованию по признаку "лицо - не-лицо" (корреляция тот - кто [чей, что неизм.] и то - что).

   Примечание. В корреляции тот - который согласование членов охватывает род и число, однако сама эта корреляция является не основной, а заместительной: пара тот - который замещает собой пару тот - кто.

   Не ясно и самое направление зависимости, т. е. то, что с чем согласуется: относительное слово с указательным или наоборот. Поэтому целесообразно вообще вывести связь между указательным и относительным местоимениями за рамки зависимости и рассматривать ее как особую разновидность местоименного повтора. К числу специфических и особенно классификационных признаков предложений данной разновидности местоименный повтор не принадлежит.

   § 2927. В разговорной, непринужденной речи связь между главным и придаточным предложениями очень часто осуществляется без участия местоименного повтора - в тех случаях, когда в строго нормированной письменной речи такой повтор может быть обязателен. Эту черту разговорной речи хорошо отражают произведения эпистолярного жанра; вот ряд примеров из писем Грибоедова, Пушкина, Вяземского, А. Тургенева, Л. Толстого и некот. др.

   Письмо твое на другой же день сообщил с кем только встретился (Гриб.); У тебя нет никакого порядка: нет кому исправно принимать и относить письма (П. Вяземский); От Эды деньги скоро накопятся. Отдам их Плетневу или кому велишь (П. Вяземский); Я доволен своей поездкою. Много начал и надеюсь хорошо кончить. Жил с каторжными больше, нежели кто приговаривает на каторгу, и слава богу! (А. Тургенев); Ты пляшешь по их дудке; платишь деньги, кто только попросит; эдак хозяйство не пойдет (Пушк.); Няня исполнила твою комиссию, ездила в Святые горы и отправила панихиду или что было нужно (Пушк.); Теперь у него ни лошади, ни семян, ни права идти на работу... Надо помочь ему, у кого есть деньги (Л. Толст.); Хозяин обходит с ковригой и ножом, подкладывая хлеб, у кого съеден (Л. Толст.); Квитки не принимают у бедных в уплату аренды, часть лугов скрывают, чтоб отдать кому удобнее и кто поднесет (С. Толстая).

   Нормы разговорной речи хорошо отражаются в таких жанрах и формах художественной речи, как басня, диалог, стихотворная речь.

   Кто добр, не все лишь для себя трудится (Крыл.); [Лизанька:] Кому назначено-с: не миновать судьбы (Гриб.); Но злобно мной играет счастье: Давно без крова я ношусь, Куда подует самовластье, Уснув, не знаю, где проснусь (Пушк.); Браню кого придется, Хвалю кого хочу (Лерм.); [Иван Прокофьич:] Если-с мне не дадут-с, что я себе написал, я ничего не буду делать (Писем.); Приехав сюда, не имел ни с извозчиком чем разделаться, ни платья на себе приличного (Писем.); Эй, люди! Не пускать там, кто придет (Писем.); Он ужасный дурак, но все-таки ты ему сделай, что он тебя просит (Л. Толст.); [Барыня:] Возьми ты эту бутыль и вымой прежде, где они стоят, мылом (Л. Толст.); У нас приказ стрелять, кто не подчиняется (Шолох.); Марья, дай людям на что присесть (Шукш.); Есть кой-где, что верят в бога (Твард.); Хлебом его не корми, только дай сплавать, где еще не бывал (Бажов); У него найдется, чем себя прокормить (Ант.).

   Общим условием реализации неориентированной анафорической связи в разговорной речи является упрощенность синтаксической организации сложного предложения, предметная соотнесенность придаточного, его малая распространенность.

   § 2928. Существенной особенностью неориентированной анафорической связи является незакрепленность позиции придаточного предложения относительно главного. Расположение придаточного регулируется фактором актуального членения. В нейтральной речи придаточное находится в постпозиции к главному, если оно выполняет функцию ремы. Если придаточное предложение входит в состав темы или само является темой, оно размещается перед главным предложением: Кто взглянул бы на его лицо, тот наверное заключил бы, что засмеялся он вовсе не оттого, что было так весело (Дост.); [Нина:] Кто испытал наслаждение творчества, для того уже все другие наслаждения не существуют (Чех.).

   Постановка придаточного-темы после главного предложения, а придаточного-ремы перед главным возможна только в условиях экспрессивной речи; при этом придаточное-рема, оказавшись перед главным предложением, имеет на сказуемом интонационный центр, а придаточное-тема, оказавшись после главного, может отделяться от него небольшой паузой; см. табл. 3; где экспрессивные варианты выделены курсивом.

Таблица 3

Коммукативная функция придаточного

Вариант порядка частей

перед главным
предложением

после главного предложения

Тема

Что я предвидел,
о и) случилось

Случилось - (то,) что я и предвидел

Рема

(То,) что я предвидел, случилось, (а не что-то другое)

Случилось (то,) что я предвидел

   С точки зрения употребительности экспрессивные варианты менее частотны, чем неэкспрессивные. Исключение составляют лишь оценочные предложения типа Хорошо (беда, счастье, блажен, счастлив, жалок, счастливец, глупец и т. п.), кто..., в которых придаточное-тема, как правило, стоит на втором месте, а главное-рема на первом: Счастлив - кто умеет плакать, кто может проливать слезы удивления в тридцать лет (К. Батюшков); [Чацкий:] Блажен, кто верует, тепло ему на свете (Гриб.); [Фамусов:] Да, счастье у кого есть эдакий сынок (Гриб.).

   § 2929. Лицо, предмет или событие, обозначенные придаточным предложением, могут быть акцентированы (уточнены, ограничены, выделены) средствами местоименного повтора и словопорядка.

   Придаточное, находящееся после главного, т. е. выполняющее функцию ремы, может быть выделено путем смещения указательного слова с конечной позиции в главном предложении, которую оно обычно занимает: [Дорн:] Только то прекрасно, что серьезно (Чех.).

   Придаточное, находящееся перед главным предложением и выполняющее функцию темы, акцентируется путем выноса указательного слова в абсолютное начало сложного предложения, где оно оказывается непосредственно перед относительным словом: Тот, кто играет словами, не всегда играет чувствами (Лерм.); То, что он испытал, было не страх, а мучительное ожидание, когда же все кончится (Фад.); А тот, кто этим восторгается, лови себя на том, что заедает тебя всесильное мещанство (В. Мейерхольд).

ТИПЫ ПРЕДЛОЖЕНИЙ
С НЕОРИЕНТИРОВАННОЙ АНАФОРИЧЕСКОЙ СВЯЗЬЮ

Общая характеристика

   § 2930. Предложения с неориентированной анафорической связью характеризуются сложной семантикой, включающей значения обобщенности, неопределенности и условности. Эти компоненты значения могут выступать недифференцированно (совместно) или с известной степенью расчлененности. Предопределенная самым характером связи (ее неориентированностью), такая семантика является собственно грамматической семантикой предложений данного типа, равно присущей всем их разновидностям и не зависящей ни от конкретных лексических значений относительных местоимений, ни от функций придаточных предложений как членов главного.

   Значение предложений с неориентированной анафорической связью в полном объеме или частично выражается системой местоименных слов, присутствующих в главном предложении и вступающих в определительные отношения с придаточным; в эту систему входят местоименные слова двух семантических классов: неопределенные и определительные с обобщенным значением.

   § 2931. Придаточные с местоимениями кто, что (неизм.), чей могут вступать в определительные отношения с местоименными словами кто-то, кто-нибудь, кое-кто, некоторые, иные (некоторые), все, каждый, всякий, всяк (прост., устар.), любой (всякий), первый (всякий, любой), а также отрицательным никто.

   [Фамусов:] А дочек кто видал, всяк голову повесь (Гриб.); Как на досадную разлуку, Татьяна ропщет на ручей; Не видит никого, кто руку С той стороны подал бы ей (Пушк.); Никому не верь, кто скажет, что я отказалась от тебя (Помял.); Ты ждешь кого-нибудь, кто посватается? (Помял.); Всякий, кто только хотел, мог увести его с собой куда угодно (Тург.); Здесь все друзья мои, все, кого я имею в мире, милые друзья мои (Дост.); И подумать вдруг, что кто-то Здесь родился, жил, работал, Кто сегодня на войне (Твард.); Ответ не каждому письму, - Иное без ответа. Привет не каждому тому, Чье сердце ждет привета (Твард.); Ты объявлен вне закона. Первый, кто тебя поймает, может убить без суда и следствия. Даже обязан (Шукш.); Здесь есть кто-нибудь, кто умеет читать? (Шукш.).

   § 2932. Придаточные с местоимением что (чего, чему...) могут вступать в определительные отношения с местоимениями что-то, что-нибудь, кое-что, все, многое, ничто.

   Невежи судят точно так: В чем толку не поймут, то все у них пустяк (Крыл.); Все, что блестит, Ее пленяет, Все, что грустит, Ее пугает (Лерм.); Все то, на чем ума печать, Они привыкли ненавидеть (Лерм.); Нам мило все то, с чем мы в разлуке (Гоголь); Многое, чего бы она не заметила прежде, теперь само бросалось ей в глаза (Помял.); Много бы дал он теперь, если б не было кой-чего из того, что было вчера (Дост.); И таким образом Коля прочел кое-что, чего бы ему нельзя еще было давать в его возрасте (Дост.); Мы боялись всего, что могло бы открыть нашу тайну нам же самим (Чех.); Все то, чего не скажешь словом, Узнал я в облике твоем (Блок); Новые формы хороши, но и в старых формах есть кое-что замечательное, что мы можем использовать (В. Мейерхольд); Бакланов, свирепо покосившись на шашку, круто обернулся к отряду и крикнул что-то пронзительное и резкое, чего Левинсон уже не мог расслышать (Фад.).

   § 2933. Придаточные с относительными словами где, куда, откуда вступают в определительные отношения с наречиями типа где-то, где-нибудь, кое-где, везде, всюду (отовсюду), повсюду, кругом, нигде.

   Мой дом везде, где есть небесный свод, Где только слышны звуки песен (Лерм.); Она глядит как будто за туманы, За озеро, за сосны, за холмы, Куда-то так далеко, так далеко, Куда и я не в силах заглянуть (Блок); А кругом вода. Куда сдумал ехать, везде лодку, а то и кораблик надо (Б. Шергин); Пообедай в чайной где-нибудь! Где будете (Шукш.).

   Существуют два типа предложений с неориентированной анафорической связью: 1) предложения с обобщенным и обобщенно-уступительным значением; 2) предложения с неопределенным и неопределенно-условным значением. Особо выделяются предложения с фразеологически связанными значениями.

Предложения с обобщенным
и обобщенно-уступительным значением

   § 2934. Значение обобщенности, обычно акцентируемое в главном предложении словами весь, всякий, каждый, везде, всюду, всегда, никто, нигде, никогда и под. (см. § 2931-2933), может быть подчеркнуто также усилительно-уступительной частицей ни, нередко осложняющей его элементом модального значения произвольности или случайности.

   С утра до вечера Их царь по царству ходит И всякого, кого ни встретит он, Тотчас засудит и - проглотит (Крыл.); Что ни говорил Упадышевский, я не слыхал и молчал (Акс.); Чего ни пожелаешь ты, Мы все достанем (Лерм.); Чичиков вдруг сделался чуждым всему, что ни происходило вокруг него (Гоголь); Ведь нельзя же залезть в душу человеку и узнать все, что он ни думает (Гоголь); Вы, куда ни приткнетесь, так тут уж и спите (Дост.); Все молчит, все дремлет, - в утреннем покое Только ржи мелькает море золотое, И, куда ни глянешь освеженным взором, Отовсюду веет тишью да простором (Апухтин); Вновь отныне это свято: Где ни свет, то наша хата, Где ни дым, то наш костер, Где ни стук, то наш топор, Что ни груз идет куда-то, - Наш маршрут и наш мотор (Твард.); Мне кажется, что я одна все вижу, и сердце мое сжимается от боли. С кем, с кем ни говорю, все настроены легко, праздно (Окудж.).

   Присущий обобщенно-уступительному значению оттенок произвольности ((все равно что), (все равно кто), (все равно где)) проявляется сильнее, если придаточное оформлено условным или сослагательным наклонением (в обязательном сочетании, с частицей ни).

   И где бы я ни стал искать Былую тишину, Все сердце будет мне шептать: Люблю, люблю одну! (Лерм.); Кто бы к нему ни обращался с какой просьбой... отказа никому и никогда не было (Писем.); Что ни думай обо мне - мне все равно (Помял.); Всякий, кто захочет, тот и может его обмануть, и кто бы ни обманул его, он потом всякому простит (Дост.); Я слышу звон твоих речей, Куда резвиться ни беги ты (Фет); Так молчать нам обоим неловко, Что ни стань говорить - невпопад (Фет); И где бы ни переступал Каких домов пороги, Я никогда не забывал О доме у дороги (Твард.); Что бы ни происходило на белом свете, все убеждало его, что мы, ни минуты не медля, должны махнуть в Туркестан (Кавер.); И куда кругом ни глянь, все лед и лед (Житк.).

   § 2935. Обобщенно-уступительное значение, создаваемое совместным действием средств относительного подчинения и уступительно-усили-тельной частицы ни, может выходить за пределы, обозначенные ему анафорическим способом связи. При этом придаточное предложение утрачивает позицию члена главного предложения и приобретает способность соединяться с последним по принципу сочинения. Анафорическая функция местоимения, в свою очередь, нейтрализуется; одновременно с этим расширяется самый круг средств выражения уступительности, куда вовлекаются также местоименные слова, вообще не участвующие в оформлении неориентированной относительной связи (какой, как, сколько).

   О расширении сферы реализации обобщенно-уступительного значения свидетельствует отсутствие в главном предложении синтаксической позиции для придаточного, т. е. непредсказуемость его появления. Отсюда вытекает невозможность введения в главное предложение коррелята, а также отсутствие в его составе местоименного слова типа весь, всякий, кто-то и под. (см. § 2931-2933).

   И подлинно, кто ни придет к воротам, Они не заперты никак (Крыл.); [Казарин:] Что ни толкуй Вольтер или Декарт - Мир для меня - колода карт, Жизнь - банк: рок мечет, я играю (Лерм.); Что бы со мною ни было, погибну я или нет, я хочу быть один (Дост.); Что ни говори о Дашиных сложных переживаниях, - прежде всего она была женщиной (А. Н. Толст.); И все они уже давно решили, что бы ни случилось, никуда не уходить с родного места (Фад.).

   Если обобщенно-уступительное значение создается с помощью местоименных слов, обозначающих признак (какой, как и сколько), оно регулярно осложняется значением высшей степени признака ((самый)) или интенсифицирующим ((очень)).

   Обобщенно-уступительное значение оформляется сочетанием какой ни, если речь идет о признаке, приписываемом предмету (в широком смысле) или другому признаку, выраженному прилагательным в полной форме.

   Смотрите на меня: я всегда покоен. Какие бы ни были возводимы на меня казусы, спокойствие мое непоколебимо (Гоголь); Будь у меня небольшое состояние, я ни за что не пошел бы на службу, какие там ни пиши мой приятель письма (Помял.); Он лег на дубовый диван и сейчас же заснул - какие бы там ни раздавались крики, паровозные свистки и выстрелы (А. Н. Толст.); Но какая ни морока, Правда правдой, ложью ложь (Твард.); А мать родную не учить, Как на куски кусок делить, Какой кусок ни скудный, Какой дележ ни трудный (Твард.).

   Если признак приписывается другому признаку, выраженному глаголом, наречием или кратким прилагательным, обобщенно-уступительное значение оформляется сочетанием как ни или сколько ни (сколь ни).

   Я как матрос, рожденный и выросший на палубе разбойничьего брига: его душа сжилась с бурями и битвами, и, выброшенный на берег, он скучает и томится, как ни мани его тенистая роща, как ни свети ему мирное солнце (Лерм.); Как ни гнетет рука судьбины, Как ни томит людей обман, Как ни браздят чело морщины, И сердце как ни полно ран; Каким бы строгим испытаньям Вы ни были подчинены, - Что устоит перед дыханьем И первой встречею весны (Тютч.); Огней хутора, сколько ни приглядывались, не было видно (Шолох.); Как ни интересен труд режиссера, актерская работа куда интереснее (В. Мейерхольд); Левинсон, как ни крепко он спал, услышав свою фамилию, тотчас же открыл глаза и сел (Фад.); Как бы тяжко ни сложилось дело, в душе он верил, что сделает его не хуже других (Симон.).

   Сочетание сколько (сколь) ни оформляет также уступительные отношения, характеризующие меру количества. Сколько ни представляй ему доводов, ясных как день, все отскакивает от него, как резинный мяч отскакивает от стены (Гоголь); Сколько лет я ни ставлю пьесы, я никогда не позволял себе такой роскоши, как допускать драматурга к совместной режиссерской работе (В. Мейерхольд).

   § 2936. При препозиции придаточного предложения уступительное значение нередко акцентируется противительными союзами а или но. Про жизнь пустынную как сладко ни пиши, А в одиночестве способен жить не всякой (Крыл.); Признаюсь, сколько я ни старался различить вдалеке что-нибудь наподобие лодки, но безуспешно (Лерм.); [Арбенин:] О-го! я невредим. Каким страданиям земным На жертву грудь моя ни предавалась, А я все жив (Лерм.); Чему бы жизнь нас ни учила, Но сердце верит в чудеса (Тютч.); О ком бы ни шла речь, а я настою на полнейшем к вам уважении, кто бы ни перешел через наш порог (Дост.); [Сергей Васильевич:] Он как ни кричи, а я ему этих вещей не уступлю (Писем.); [Светловидов:] Как ни финти, как ни храбрись и ни ломай дурака, а уж жизнь прожита (Чех.); Сколько воды ни пить, а пьяну не быть (посл.).

   Примечание. В стилистически сниженных сферах речи противительный союз иногда может появляться и в тех случаях, где уступительное значение не является основным семантическим компонентом, т. е. там, где местоименное слово выполняет прежде всего анафорическую функцию: [Матрена:] Что ему наболтают, а он всему и верит (Л. Толст.). В этих же сферах речи уступительность (не как осложняющее, а как самостоятельное значение) иногда выражается без участия частицы ни, средствами только относительного слова: Да, я люблю тебя душевно И, сколько еду, все не сыт Тобой, дорожный, многодневный, Простой и в меру быстрый быт (Твард.). Вместе с тем уступительное значение здесь может создаваться также при помощи частицы хоть, помещающейся в препозиции к местоименному слову (хоть кто, хоть что, хоть где, хоть какой, хоть как): Тут у нас все стряпчий: он все дела этакие делает, хоть кого извольте спросить (Писем.); Продал его Марк Авдеич и, сказывают, тридцать тыщ получил за труды. Вот и молчит... Хоть кому дай такие деньги, так замолчит (М.-Сиб.).

   Из сказанного следует, что предложения с обобщенно-уступительным значением имеют ряд признаков, выводящих их за пределы присловных конструкций. Тем самым они входят в ту систему средств выражения уступительных отношений, которая принадлежит расчлененным (неприсловным) конструкциям, и занимают в этой системе свое место. См. об этом § 3056.

Предложения с неопределенным
и неопределенно-условным значением

   § 2937. Основным семантическим компонентом в предложении может быть значение неопределенности и практически неотчленимое от него значение условности. Формально условное значение слабо выражено: можно лишь выделить факторы, обычно сопутствующие его появлению и в силу этого получающие некоторую конструктивную значимость. Самый общий фактор - порядковый. Выдвижение на первый план условного значения, как правило, сопровождается постановкой придаточного предложения перед главным.

   Невежи судят точно так: В чем толку не поймут, то все у них пустяк (Крыл.); Где силой взять нельзя, там надобна ухватка (Крыл.); [Сафир:] Что хочет женщина, то сбудется всегда (Гриб.); Кто имеет искренних друзей, тот имеет уже много и может обойтись без поклонников и игрушек (Г. С. Батеньков); Где есть общество женщин, там сейчас явится высший и низший круг (Лерм.); Кто заключил в себе талант, тот чище всех должен быть душою (Гоголь).

   Значение условности имеет частные виды: условно-временное, условно-сопоставительное, условно-разделительное, условно-следственное и условно-ограничительное.

   § 2938. Условное значение конкретизируется как значение временной обусловленности только в тех случаях, когда относительная связь оформляется наречием где. Формированию данного значения в построениях с локально значимыми компонентами (там - где) способствует лексическое наполнение главного и придаточного предложений и складывающееся между ними отношение взаимной связи или взаимного исключения ситуаций. Порядок размещения главного и придаточного предложений в данном случае несуществен.

   Не говори о счастье, о свободе Там, где царит железная судьба (Фет); Ложь возникает там, где появляется принуждение (Фед.).

   § 2939. Условно-сопоставительное значение реализуется при смысловом и - часто - структурном параллелизме главного и придаточного предложений, нередко поддержанном параллелизмом в порядке слов и однотипностью центральных семантических компонентов. Придаточное предложение, как правило, предшествует главному.

   [Эльмира:] Какие случаи бывают иногда; Я радуюсь тому, о чем иная плачет (Гриб.); Все, что привычкою другие Приобретают, - вы душой; И что у них слова пустые, То не обман у вас одной (Лерм.); Где бодрый серп гулял и падал колос, Теперь уж пусто все - простор везде (Тютч.); Что для других лишь обещание, то для нее вековечный, тяжелый, угрюмый, может быть, но неустанный долг (Дост.); Что нынешнему человеку просто кажется, то старикам большим потом да мукой досталось (Бажов).

   При отрицательном параллелизме (частица не - в придаточном предложении) условно-сопо-ставительное значение сменяется условно-раз-делительным: Не возьмут где лоском, Возьмут кудри силой, И что худо - смотришь, По воде поплыло (А. Кольц.).

   § 2940. На структурную однотипность главного и придаточного предложений и препозицию придаточного по отношению к главному опирается также условно-следственное значение; нередко оно акцентируется частицей и. Много примеров таких построений дают пословицы и поговорки: Кто палку взял, тот и капрал; С кем поведешься, от того и наберешься; Что посеешь, то и пожнешь; С чем нагрянули, с тем и отпрянули; Где любовь, там и совет; Где цветок, там и медок; Чья земля, того и хлеб; Куда конь с копытом, туда и рак с клешней.

   В литературной речи условно-следственное значение чаще всего оформляется коррелятивной группой где - там (и): Хотя при стаде том и множество собак, Да сам пастух дурак; А где пастух дурак, там и собаки дуры (Крыл.); [Фамусов:] Где чудеса, там мало складу (Гриб.); Где губернатор, там и бал (Гоголь); Где офицеры, там и трубки (Гоголь); Где красота, там споры не у места: Звезда горит - как знать, каким огнем? (Фет); Где вина - там искупленье (Твард.); Я гостем в каждой был избе, Где ужин - там ночлег (Твард.).

   Интерпретация одного явления как условия существования или несуществования другого нередко сопровождается указанием на лицо, с точки зрения которого устанавливается данная связь: [Нароков:] Для меня где талант, там и красота (Остр.); [Александра Ивановна:] Ты, мой милый, пожалуйста, не перебивай. Для тебя что мужчины делают, то всегда хорошо (Л. Толст.); Бродяге где покормят, там и дом (А. Глоба).

   § 2941. Возникновение в условном значении ограничительного оттенка не связано ни с какими специальными факторами. Придаточное предложение либо предшествует главному, либо следует за ним. В последнем случае оно нередко имеет присоединительный характер: [Григорий:] Вы говорите: разница. Никакой нет. [1-й лакей:] Разница большая. Кто понимает. [Григорий:] Разницы нет никакой (Л. Толст.); В деревне сейчас машин много, интересно, кто технику любит (газ.).

   § 2942. В разговорной речи и просторечии условное значение, развивающееся на основе относительной связи, обнаруживает тенденцию к самостоятельному выражению посредством союзов если, ежели (устар. и прост.), коли (коль) (устар. и прост.), кабы (прост.), когда, как; одновременно в семантике относительного местоимения усиливается элемент неопределенности.

   Все будет золото, в суму что попадет, Но если из сумы что на пол упадет, То сделается сором (Крыл.); Если кто хочет со мной сидеть, так милости прошу ко мне (Акс.); Коли я ему что велю, то он непременно должен сделать (Гриб., переписка); Если кто подумает, что Карамзин мог водить моим пером, тот не знает Карамзина (П. Вяземский, переписка); [Альбер:] Когда б я мог что заложить, давно Уж продал бы (Пушк.); Если кто видел мою героиню, когда она была девочкой, тот, конечно бы, теперь не узнал ее - так она похорошела (Писем.); Ежели кому неловко это молчание, так разговаривайте (Л. Толст.); [Мария Васильевна:] Поди, поди, няня, уж я сама залью чай, коли кто придет (Л. Толст.); За застойкой находился мальчишка лет четырнадцати, и был другой мальчишка, моложе, который подавал, если что спрашивали (Дост.); Не беспокойте очень бедную женщину, она и без того в чахотке. Ободрите ее, если чем можете (Дост.); Мите и самому любо. Ну, как - работа! Тонкость. Ежели кто понимает, конечно (Бажов).

   Союз становится основным показателем отношения в тех случаях, когда он не может быть опущен: Когда боится трус кого, то думает, что на того Весь свет глядит его глазами (Крыл.); [София:] Охота странствовать напала на него. Ах! если любит кто кого, Зачем ума искать и ездить так далеко? (Гриб.).

   Предложения, описанные в настоящем параграфе, имеют признаки расчлененных конструкций; см. § 3008-3013.

Предложения
с фразеологически связанными значениями

   § 2943. Значение сложного предложения является фразеологически связанным, если оно непосредственно не вытекает из значения оформляющих это предложение союзных средств. В рамках относительного подчинения выделяются два типа таких предложений, оформленных местоименной группой что (ни) - то: 1) предложения со значением временной обусловленности, в которых действие или явление, представленное в главном предложении, характеризуется со стороны придаточного как повторяемое и регулярное: Что день, то ода, что неделя, то трагедия, что месяц, то поэма (Батюшков, переписка); Что ни пятница, то бал (Чех.); 2) предложения со значением тождества или нераздельности существования двух рядов ситуаций, одна из которых представлена в главном предложении, а другая - в придаточном: Что город, то норов, что село, то обычай (посл.); Что взглянет, то рублем подарит (посл.).

   В конструкциях со значением временной обусловленности придаточное предложение структурно и лексически ограничено: в него могут входить только существительные, называющие отрезок времени (день, ночь, вечер, утро, год, месяц, час, минута, миг) или такие, которые могут служить обозначением такого отрезка (обед, ужин, завтрак и под.). Все эти слова имеют здесь форму им. п. ед. ч. При слове что может употребляться частица ни, обладающая здесь только усилительным (не уступительным) значением; для современной нормы наличие этой частицы весьма характерно. Главное предложение может включать в свой состав соотносительные слова то и, реже, так. Со стороны лексического наполнения и синтаксической организации главное предложение не ограничено, однако имеет место тенденция к аналогии со структурой придаточного.

   Что завтрак, что обед, что ужин, то расправа, На жителей болот Приходит черный год (Крыл.); Что миг - свободней дышит грудь! (А. Майков); Что год, то дети: некогда Ни думать, ни печалиться (Некр.); [Саша:] Что ни день, то задача, одна труднее другой (Чех.); Что лето, шелестят во мраке, То выпрямляясь, то клонясь, Всю ночь под тайным ветром злаки: Пора цветенья началась (Блок); Что ни день, то дождь (Ант.); Ну что с тобой делать? Что ни день, то фокус, что ни день, то опять (Троепол.).

   Придаточное предложение обычно размещается перед главным (примеры см. выше), однако возможно также его интерпозитивное и - совсем редко - постпозитивное положение.

   К нему что минута народ идет (Леск.); Твоя баба с солдаткой что ни день, то на барщину (Л. Толст.); Только что он вышел в терны, как стали что ни шаг подниматься фазаны (Л. Толст.); Мастер Котиков что ни день изобретает всяческие сюрпризы для детей (М. Кольц.); Молва растет, что ночь, что день (Твард.); Что ж, если говорить без фальши, Ты что ни день - отходишь дальше (М. Петровых); У разведчика что ни шаг, то урок (Е. Мухина); Трава - что ни год, то хуже (Ант.).

   Ситуация, о которой сообщается в главном предложении, может определяться со стороны места или характера осуществления; такой определитель обычно располагается перед придаточным предложением.

   Здесь что день, то происшествия, что день, то новые проказы (Батюшков, переписка); На деревне, что ни вечер, пелись песни, заплетались и расплетались весенние хороводы (Гоголь); Снова - улица, Снова - полог тюлевый, Снова, что ни ночь - степь, стог, стон, И теперь, и впредь (Пастерн.).

   Примечание. Построения типа что (ни) день, (то), что (ни) ночь, (то) вполне равнозначны словам с формантом еже- (что ни день = ежедневно, что ни год = ежегодно, что ни час = ежечасно) или субстантивным словосочетаниям с определяющим словом каждый (что ни день = каждый день, с каждым днем).

   § 2944. Предложения, в которых устанавливается тождество или нераздельность существования двух рядов ситуаций, имеют две структурные разновидности.

   Предложения первой разновидности по строению полностью совпадают с предложениями со значением временной обусловленности; отличие состоит в лексическом наполнении придаточного, которое включает лексику невременного характера.

   [Фамусов:] А наши старички?? - Как их возьмет задор, Засудят об делах, что слово - приговор (Гриб.); Что строка, то нелепость (П. Вяземский, переписка); Селенье незавидное: Что ни изба - с подпоркою, Как нищий с костылем (Некр.); Что шаг, то натыкалися крестьяне на диковину (Некр.); Счастливцы! Высшею пылали вы любовью: Тут что ни мавзолей, ни надпись - все боец, И рядом улеглись, своей залиты кровью, И дед со внуком и отец (Фет); [Треплев:] Что ни строчка, то больной, натянутый нерв (Чех.); И пошел бродить на счастье По базару взад-вперед. Что ни лошадь серой масти - Сердце дрогнет и замрет (Твард.); Ни крыши целой, ни избы, Что угол - то дыра (Твард.); Что ни рейс бригады Петрова, сразу гора зерна (газ.).

   Примечание. Как и предложения со значением временной обусловленности, рассмотренные конструкции близки к простым предложениям со словом каждый; ср.: Что слово - приговор и Каждое слово/ в каждом слове - приговор; Что строка, то нелепость и Каждая строка/в каждой строке нелепость; Что село, то обычай и В каждом селе/ у каждого села свой обычай.

   В предложениях второй разновидности придаточное строится с участием глаголов сов. вида в форме наст.-буд. вр. В отличие от предложений первой разновидности глагольные конструкции для современного синтаксиса мало характерны.

   И кто к нему зачем ни подойдет, Оракул наш что молвит, то соврет (Крыл.); Что слово молвит - то приятство, Что ни наденет - все к лицу (К. Батюшков); Что взгляну - то вздохну, Затоскуюся, И зальются глаза Горьким горем слез (А. Кольц.); Что шилом кольнет, то и сапоги, что сапоги, то и спасибо (Гоголь); Голова вся седая, а что рот раскроет, то солжет или насплетничает (Тург.); Что ни приду, так и поссоримся (Дост.).

   Примечание. Глаголы несов. вида в таких конструкциях окказиональны: Что ни разворачивал Чичиков книгу, на всякой странице - проявленье, развитье, абстракт, замкнутость и сомкнутость и чорт знает чего там не было (Гоголь).

НЕСОЮЗНЫЕ ФУНКЦИИ ОТНОСИТЕЛЬНЫХ СЛОВ

   § 2945. Относительные местоименные слова могут функционировать как формальные показатели темы. Конструкция, в составе которой отмечается такое употребление, имеет четко двучленный характер: вторая ее часть - рема - обычно содержит указательное слово это и (или) акцентирующие частицы то, так: Что здесь истинное наслаждение - так это татарские бани (Лерм., переписка); Но кого он в самом деле серьезно боялся - так это Свидригайлова (Дост.); Вот где ужасы настоящие - это в Самарской губернии (С. Толстая, переписка).

   Относительная связь здесь ослаблена и переосмыслена, однако ее семантическая сторона не претерпела существенных изменений; по значению конструкции кто (что, где...) - так это... являются условно-ограничительными. Ограничительность может быть специально подчеркнута с помощью союза если и частиц только, именно, единственно, одно, вот, уж, положение которых неустойчиво: они могут входить как в состав темы, так и в состав ремы, а также находиться за пределами самой конструкции - в предшествующем или последующем контексте: Если я погублю кого - так только себя одну (Дост.); И если кому обязаны были молодые люди своим воспитанием и образованием на всю свою жизнь, то именно этому Ефиму Петровичу, благороднейшему и гуманнейшему человеку, из таких, какие редко встречаются (Дост.); И именно несчастна. Если кто несчастен, так это я (Л. Толст.); Одно, на что имел право муж, это было на то, чтобы потребовать удовлетворения с оружием в руках (Л. Толст.); Одно, что я не налажу, - это сон (С. Толстая, переписка); Если уж кто пожертвовал всем, всей своей жизнью, так это я, старый пьяница! (Бунин); Единственно кто навещал ее в эти холодные осенние дни - это Лида Вахромеева, Алькина подружка. Та забегала (Абр.).

   С усилением в относительном слове значения неопределенности возникает возможность синонимической замены относительного местоимения неопределенным: И если уж винить кого-нибудь, так лучше век, благо понятие отвлеченное! (Писем.).

   § 2946. Переосмысление относительной связи имеет место также в случаях употребления относительных слов в конструкциях с распределительным значением: Кто кричит, кто уговаривает, кто плачет; Кто сидел, кто стоял, кто расхаживал по комнате, кто спорил, кто смеялся; Где мороз, а где жара; Где гниль, где течь.

   Если распределительному перечислению подлежат предметы или лица, ему нередко предшествует обозначение всей их совокупности: Запели молодцы: кто в лес, кто по дрова, И у кого что силы стало (Крыл.); Губернатор сделал ему приглашение пожаловать к нему того же дня на домашнюю вечеринку, прочие чиновники тоже, со своей стороны, кто на обед, кто на бостончик, кто на чашку чаю (Гоголь); Разговор дальше не пошел. Офицеры кто стал пить чай, кто закусывать (Л. Толст.); Присяжные, кто познакомившись, а кто так, только догадываясь, кто - кто, разговаривали между собой о погоде, о ранней весне, о предстоящих делах (Л. Толст.); Докладчик кончил. Сидящие - кто опустил голову, кто обхватил ее руками (А. Н. Толст.); Приятели наперерыв звали его кто на обед, кто на ужин (Тын.); Десять человек сидели кто на пнях, кто на траве (Триф.).

   Исчерпанность перечисления сигнализируется словами весь и всякий; Все были заняты: кто чтением, кто разговором (Кавер.); Алена умела всякого обласкать. Кого покормит, кого позабавит, кому песню споет, сказку скажет (Бажов).


Предыдущая глава Содержание Следующая глава

E-mail Rambler's Top100 Rambler's Top100
Хостинг от uCoz