НЕКОТОРЫЕ ЧЕРТЫ ПОРЯДКА СЛОВ В РАЗГОВОРНОЙ РЕЧИ

АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ РУССКОГО ЯЗЫКА
РУССКАЯ ГРАММАТИКА

Предыдущая глава Содержание Следующая глава

НЕКОТОРЫЕ ЧЕРТЫ ПОРЯДКА
СЛОВ В РАЗГОВОРНОЙ РЕЧИ

§ 2170. По сравнению с письменной речью порядок слов в разговорной речи отличается большей свободой и вариативностью: здесь значительно ослаблена его роль как средства выражения актуального членения. Однако свобода словорасположения в разговорной речи не безгранична; в ней существуют некоторые регулярно воспроизводимые способы словорасположения, являющиеся специфическими синтаксическими характеристиками разговорной речи.

Для разговорной речи характерно такое дистантное расположение синтаксически связанных членов, которое не обусловлено актуальным членением предложения, т. е. не диктуется коммуникативным заданием. В непринужденной разговорной речи, в отличие от речи письменной, не существует определенного нейтрального расположения синтаксических групп и их компонентов; такие группы здесь обычно не фигурируют как единое целое. Поэтому компоненты словосочетания часто располагаются на расстоянии друг от друга. Так, например, если контактное расположение членов словосочетаний (Мне сегодня принесли интересную книгу) - вариант, общий для письменной и разговорной речи, то специфической чертой разговорной речи является дистантное их расположение: Книгу мне сегодня принесли интересную; Сегодня интересную мне принесли книгу; Мне сегодня книгу принесли интересную; Принесли мне книгу сегодня интересную. Для разговорной речи характерно дистантное расположение членов субстантивных словосочетаний - существительного и определяющего его прилагательного (1), существительного и зависимой падежной формы (2): 1) Черный есть свежий хлеб в буфете; Клубничного можно купить варенья; Надо сухих принести листьев; Камешков мы на этот раз не нашли красивых; Эта не поехала электричка. 2) Сына встретил я тети Клавы на набережной; Ивана Васильевича он взял чемодан; Много раз к нам обещала сестра приехать Олега; Всегда врагом он был беспорядка; Такая к путешествиям невероятная любовь у нее появилась недавно.

Часто располагаются на расстоянии друг от друга компоненты глагольных словосочетаний - глагол и зависимая падежная форма (1), глагол и инфинитив (2): 1) Они слона вчера видели из Индии; Часы он в этом магазине новые купил; Подарили из черной кости ему шахматы; 2) Мы захотели в речке выкупаться; Отец не смог эти письма для нее сохранить; Купить она собиралась новый чемодан.

В адъективных словосочетаниях с наречием наречие часто располагается на расстоянии от прилагательного: Трудную он выбрал себе специальность очень; Странная в этом году невероятно со мной произошла история; Статью он слишком написал длинную.

Аналогичные черты словорасположения характерны и для других видов словосочетаний: Она очень была настроена враждебно; Надо две открыть половинки окна.

§ 2171. Вариативность словорасположения в словосочетании проявляется в стилистически равноправном функционировании таких двух возможных вариантов, как голубой плащ и плащ голубой, повесить полку и полку повесить, комната сестры и сестры комната, быстро бегать и бегать быстро, захотел спать и спать захотел, слишком шумный и шумный слишком, очень высоко и высоко очень, стучать топором и топором стучать и под. Этим разговорная речь отличается от письменной, в которой, как было показано в § 2152-2169, один вариант нейтрален, а другой семантически или стилистически обусловлен. Для разговорной речи специфичны варианты типа плащ голубой, полку повесить, сестры комната, бегать быстро, спать захотел, шумный слишком, высоко очень, топором стучать, в которых первый компонент интонационно выделяется: Плащ голубой здесь висел; Полку эту повесили высоко очень; А на юг выходит, самая маленькая, это сестры комната; Он человек хороший, только шумный слишком; Собирался работать и вдруг спать захотел; Весь день ходит по саду, топором стучит.

В разговорной речи тенденция к препозиции интонационно выделяемого компонента характерна и для коммуникативно нерасчлененных предложений: Дождик пошел; Дымом пахнет; Дрова привезли; Дети играют; Уходить пора; Гости едут; Котенок пропал; Выставка открывается.

Для разговорной речи характерна тенденция к начальному положению ремы, всегда выделяемой интонационно; в этом проявляется стремление говорящего начать высказывание с наиболее важного компонента: Не любит она этих своих животных; Пришел Коля; Хороший он человек; Я не умею, нет! Аня умеет играть; Что надо делать? Слова убедительные надо найти; Домой не пришел, у друзей остался ночевать.

§ 2172. В разговорной речи слова в предложении могут располагаться по принципу ассоциативного присоединения. Эта черта в наибольшей степени отражает неподготовленный характер разговорной речи: В общежитие устроились в студенческое; Он вчера сидел у телефона очень долго у маминого; Направо там такой дом будет магазин; У брата и у сестры совершенно одинаковая улыбка у обоих подкупающая; Маленьких у нас нет, а средние у нас есть конверты.

Союзы могут располагаться в конце предложения или в его середине: Я пальто сняла. Жарко потому что очень было; Что-нибудь вкусное надо приготовить. Придут они если; Я иногда закрываю форточку. Сильно дует когда; Я вешалку принес, повесить чтобы.

В конце предложения могут быть расположены и информативно значимые (1) и информативно незначимые элементы высказывания, например, невыделенная тема, обозначающая данное (2): 1) Такой у него ровный тон умиротворяющий. 2) А к верблюдам подойдем? - Плюются сильно верблюды.

Принцип ассоциативного присоединения проявляется и в типичных для разговорной речи конструкциях, в которых в конце предложения располагается имя, в начале или в середине предложения уже обозначенное указательным словом: Они все промокли валенки; Они оба звонят телефоны; А он быстро идет трамвай; Вот сколько их лежит лимонов; С ним что-то случилось с затвором.

§ 2173. Некоторые из названных в § 2170-2172 специфических черт словорасположения регулярно воспроизводятся в письменной литературной речи как средство стилизации речи разговорной. В художественном диалоге, в повествовании, ориентированном на устную речь, при имитации устного рассказа, во внутреннем монологе возможна препозиция интонационно выделяемого компонента предложения или словосочетания. - Вяжите меня, - говорит, я рельс отворотил (Гарш.); Вздор-то какой - топиться! (Пришв.); Смотрю кино или радио слушаю: там сделали что-то, кто-то подвиг совершил, кто-то на целину уехал, спортом занимаются, учатся, вечером огни горят, интересная жизнь, а у меня ничего (Ю. Казак); Александрыч, у нас оказия. Медведь убился. Цирк, должно быть, везли, из вагона выпрыгнул (Песк.).

Препозиция интонационно выделяемого компонента отражает эмоциональный характер разговорной речи. То же словорасположение лежит в основе образования экспрессивных вариантов в речи письменной (см. § 2149-2151). Однако в художественной речи экспрессивные варианты словорасположения по своему стилистическому характеру не тождественны аналогичным конструкциям разговорной речи, поскольку они представляют собой специфический литературный экспрессивный прием. Сравним, например, реплики разговорной речи: Чайник кипит там на плитке!; Ножик лежит в ящике и предложения из художественной прозы: Свежая струя пробежала по моему лицу (Тург.); Непроницаемая мгла клубилась над лесами (Пауст.); Луна висела над Росстанью, туман поднимался внизу, в луговых падях (Белов). Экспрессивные варианты словорасположения, в отличие от вариантов с разговорной окраской, включены в ритмико-интона-ционный, синтаксический, лексический и стилистический контекст художественной прозаической речи. В этом заключается их стилистическая специфика.

Дистантное расположение синтаксически связанных компонентов как стилизующее средство используется относительно редко (Идет, в спине подрагивает, перегибается, а за руку татарчонка ведет бритого, в одной рубашонке. Л. Толст.). Это объясняется тем, что размещение на расстоянии членов синтаксических групп в письменной речи функционально нагружено: оно служит задачам актуального членения предложения (см. § 2146-2147).

Принцип ассоциативного присоединения слов (см. § 2172) в качестве стилизующего средства почти не применяется: такое присоединение противоречит нормам письменной литературной речи.

ПОРЯДОК СЛОВ
В СТИХОТВОРНОЙ РЕЧИ

§ 2174. Порядок слов в стихотворной речи отличается большей вариативностью и свободой по сравнению с речью прозаической. Стихотворный ритм требует относительной свободы словорасположения, возможности варьировать порядок слов. В стихотворной речи на первый план выдвигается ритмообразующая функция порядка слов, в связи с чем значительно ослабляется и почти утрачивает свою роль функция выражения актуального членения. Взаиморасположение темы и ремы становится свободным. Утрачиваются и присущие прозе нормы порядка слов в словосочетаниях.

Прозаическая и стихотворная речь имеют разные ритмические единицы. В прозе ритмической единицей служит синтагма (см. § 154), в стихотворной речи - стих (стихотворная строка). Стихотворная строка в принципе не обладает одним нормативным взаиморасположением компонентов синтаксических конструкций: одному нормативному варианту в прозе соответствует несколько нормативных вариантов в стихах. Каждая синтаксическая конструкция, состоящая из двух компонентов, допускает в стихах четыре основных варианта словорасположения: нормальное (нормативное для прозы), инверсивное, контактное и дистантное. При дистантном (разъединенном) расположении компонентов существуют стандартные для стихотворной речи и нестандартные (индивидуальные) формы их разъединения.

§ 2175. Интонационная структура стихотворной строки отличается от интонационной структуры синтагмы в прозаической речи. В стихах интонационный центр синтагмы не служит средством ритмического членения, как в прозе, и поэтому место интонационного центра в стихах оказывается свободным. Не имея функциональной нагрузки (ритмообразующей функции), интонационный центр синтагмы в стихотворной строке может быть ослаблен или вообще может отсутствовать. Вследствие этого в стихах каждое полноударное слово может приобретать интонационную самостоятельность, т. е. выделяться в отдельную синтагму. Поэтому различные варианты словорасположения в стихах приобретают стилистическую равнозначность: здесь отсутствует присущая прозе система стилистических противопоставлений в области порядка слов. Экспрессивное выделение слова в стихах попадает в зависимость от сложных и изменчивых условий, связанных с индивидуальным ритмом, строфической структурой, соотношением синтаксического и ритмического членения, характером переносов, интонационным типом стиха и другими факторами, организующими стихотворное произведение.

В следующем ниже описании представлены лишь такие варианты словорасположения в стихотворной речи, которые обладают регулярной воспроизводимостью и являются обычными в стихах. В стихах допустимы индивидуальные отклонения от этого обычного порядка слов; однако они не могут быть описаны в грамматике.

§ 2176. В стихотворной речи в субстантивных словосочетаниях с прилагательным постпозиция прилагательного так же нормальна, как и его препозиция: Но лето быстрое летит, Настала осень золотая (Пушк.); Внизу огни дозорные Лишь на мосту горят, И колокольни черные, Как сторожи, стоят (Лерм.); Месяц зеркальный плывет по лазурной пустыне, Травы степные унизаны влагой вечерней (Фет); Овин расстелет низкий дым, И долго под овином Мы взором пристальным следим За лётом журавлиным (Блок); Хорошо бы винтовку с плеч, Под лучи голубые лечь (Светл.); В окне - дорога зимняя, Рябины, снегири (Самойл.); В стороне лесной, глухой При лихой погоде, Хорошо, как есть такой Парень на походе (Твард.); Я хочу, чтобы слышала ты, Как тоскует мой голос живой (Сурк.); На волнах колеи дорожной Пассажиров не разбуди (Межир.).

Препозиция и постпозиция прилагательного свободно чередуются в одном стихотворном тексте: Я вспомню речи неги страстной, Слова тоскующей любви (Пушк.); Уж за горой дремучею Погас вечерний луч (Лерм.); Кровельных сосулек худосочье, Ручейков бессонных болтовня (Пастерн.); Налево беру и направо, И даже без чувства вины, Немного у жизни лукавой и все - у ночной тишины (Ахм.); Позабытый деревенский Вдруг завел, глаза закрыв, Стороны родной смоленской Грустный памятный мотив (Твард.).

§ 2177. В стихотворной речи прилагательное экспрессивно выделяется в зависимости от своей позиции в строке. Конец строки является интонационно сильной позицией. Для постпозитивного прилагательного положение в конце строки обычно: Люблю зимы твоей жестокой Недвижный воздух и мороз, Бег санок вдоль Невы широкой, Девичьи лица ярче роз, И блеск, и шум, и говор балов, А в час пирушки холостой Шипенье пенистых бокалов И пунша пламень голубой (Пушк.); Прочь, прочь, слеза позорная, Кипи, душа моя! Твоя измена черная Понятна мне, змея! (Лерм.); За тишиною непробудной, За разливающейся мглой Не слышно грома битвы чудной, Не видно молньи боевой (Блок).

Препозитивное прилагательное оказывается в конце строки при переносе: До полдня за могильною Часовней подожду И на дорогу пыльную Винтовку наведу (Лерм.); А на улице жаркая Ночь сулит непогоду (Пастерн.); Перед ним пустынное Стлалось полотно (Маршак).

§ 2178. Для стихотворной речи характерна конструкция, в которой существительное обрамлено двумя прилагательными: Весь опутан, весь окован Легкой цепью пуховой (Тютч.); Ревет гроза, дымятся тучи Над темной бездною морской (Лерм.); И тяжелым сном осенним Истомлен их яркий жребий (Анн.); Лишь щемящей песни солдатской Издали несется волна (Блок); Тот пойдет дорогою проклятой, Звонкою дорогою морской (Багр.); Весенним заморозком чутким Подсушен и взбодрен лесок (Твард.); Качаясь, дремлет поплавок На легкой зыби водной (Маршак); Ты шла, затаив свое горе, Суровым путем трудовым (Исак.).

Аналогичное словорасположение возможно и при союзном сочетании прилагательных: Как грустны сумрачные дни Беззвучной осени и хладной (Фет); Я все равно к тебе войду, Старинный друг и нежный (Блок).

Если из двух прилагательных одно - качественное, а другое - относительное, то проявляется тенденция к препозиции качественного прилагательного и постпозиции относительного (см. примеры выше).

К редким случаям относится возможное в стихах разъединение прилагательных больше чем одной словоформой: Так мягко мокрый лист шумит благоуханный (А. К. Толст.); Льют лилеи небывалый мне напиток благовонный (Анн.).

§ 2179. Для стихотворной речи характерно дистантное расположение существительного и относящегося к нему прилагательного. Обычна конструкция, в которой эти слова разъединены сказуемым, чаще всего глагольным. Существуют два равноправных варианта такого расположения - с препозицией (1) и постпозицией (2) прилагательного по отношению к существительному: 1) А перед ним воображенье Свой пестрый мечет фараон (Пушк.); Тускнеют угли. В полумраке Прозрачный вьется огонек (Фет); Смотри, наш день восходит чисто, Ночной рассеялся туман (А. К. Толст.); Молодой, густой, смолистый, Золотой держался зной (Твард.); Встающий день - осенний, голубой - Тебя последним баловал приветом (Маршак); Они вспоминали, как в этом краю Седое дымилось болото (Исак.). 2) Он рощи полюбил густые, Уединенье, тишину, И ночь, и звезды, и луну (Пушк.); У Черного моря чинара стоит молодая (Лерм.); А уж близко где-то Луч горит победный (Анн.); И снова вода присмирела сквозная (Маяк.); Луна осенняя светла, Аллея дремлет кружевная (Маршак).

§ 2180. Для стихотворной речи нормально разъединение компонентов субстантивного словосочетания с прилагательным формой род. п. существительного. Прилагательное в таких конструкциях может быть расположено в препозиции (1) или в постпозиции (2) по отношению к стержневому слову: 1) Он пел поблеклый жизни цвет Без малого в осьмнадцать лет (Пушк.); И лучшие мечты моей созданья Отвергнул я навек (Е. Баратынский); Пускай глядит он без упрека На ложный блеск и ложный мира шум (Лерм.); И в глубокую глаз синеву Погружаюсь опять наяву (Блок); О как теперь ничтожен, как далек Пустой ночного времени комок (Маршак). 2) Он пел любовь, любви послушный, И песнь его была ясна, Как мысли девы простодушной, Как сон младенца, как луна В пустынях неба безмятежных, Богиня тайн и вздохов нежных (Пушк.); На древе человечества высоком Ты лучшим был его листом (Тютч.); Не камнепад гремел, А ряд орудий длинный (Тих.).

К необычным, но всегда возможным в стихотворной речи случаям относится разъединение существительного и прилагательного больше чем одной словоформой: С твоим я встретиться робел и жаждал взором И приходил молчать. Я и теперь молчу (Фет); И скучною тянутся длинные дни вереницей (А. К. Толст.); Но отрадной до рассвета Сердце дремой залито (Анн.).

§ 2181. Характерной чертой стихотворной речи является препозиция в субстантивном словосочетании зависимой падежной формы, чаще всего - род. п.: Оставил он свое селенье, Лесов и нив уединенье (Пушк.); Тебя ж, как первую любовь, России сердце не забудет! (Тютч.); Увяданья золотом охваченный, Я не буду больше молодым (Есен.); Кто услышал раковины пенье, Бросит берег и уйдет в туман (Багр.); Брызжет дождик через сито, Крепнет холода напор (Пастерн.); Деревья, как зеленые кувшины, Хранили утра хлад и синеву (Самойл.); На всех словах - события печать. Они дались не даром человеку (Маршак); Детства день, до гроба милый, Детства сон, что сердцу свят, Как легко все это было Взять и вспомнить год назад (Твард.).

Зависимое имя обычно выносится в препозицию вместе с относящимся к нему прилагательным, расположенным перед именем или после него: Здесь духа мощного господство, Здесь утонченной жизни цвет (Фет); Зимней ночи путь так долог (Анн.); Здравствуй, пестрая осинка, Ранней осени краса (Твард.).

Свободное расположение прилагательных как при зависимом, так и при стержневом имени создает разнообразные варианты словорасположения: Лишь паутины тонкий волос Блестит на праздной борозде (Тютч.); Орешника лист ароматный Тебе я в тени настелю (А. К. Толст.); И только в небе, как зов задушевный, Сверкают звезд золотые ресницы (Фет); Неустанно ночи длинной Скука вольная лилась (Анн.); Тихо я в темные кудри вплетаю Тайных стихов драгоценный алмаз (Блок); Он донес народа вольного/заповедные права (Асеев); И свежего сена крутые стога - душистей цейлонского чая (Маяк.).

Препозиция зависимого имени (вместе с относящимися к нему прилагательными) в стихотворной речи так же нормальна, как и его постпозиция. Оба варианта стилистически равноценны: Пью горечь тубероз, небес осенних горечь И в них твоих измен горящую струю. Пью горечь вечеров, ночей и людных сборищ, Рыдающей строфы сырую горечь пью (Пастерн.); Мутный мед желаний и привычек, Темных слов холмистый окоем (Вс. Рожд.); Глубинная струя влеченья. Печали светлая струя (Возн.).

При любом взаиморасположении зависимого и стержневого имени каждое из них может быть экспрессивно выделено к интонационно сильной позиции, например, в конце строки при переносе: Смирились вы, моей весны Высокопарные мечтанья (Пушк.); Провозглашать я стал любви И правды чистые ученья (Лерм.); Мне и поныне Хочется грызть Жаркой рябины Горькую кисть (Цвет.).

В стихотворной речи существует тенденция к препозиции зависимого существительного, если прилагательное при стержневом компоненте словосочетания находится в препозиции (огней нетленные цветы). Эта черта отвечает общей тенденции к препозиции зависимого имени при дистантном расположении двух имен - зависимого и стержневого. В подобных случаях порядок компонентов с препозицией зависимого слова (примеры см. выше) является более частотным по сравнению с его постпозицией: Впервые именем таким Страницы нежные романа Мы своевольно освятим (Пушк.); Любил и я в былые годы, В невинности души моей, И бури шумные природы, И бури тайные страстей (Лерм.); Дух пряный марта Был в лунном круге, Под талым снегом Хрустел песок (Блок); И дороже этот час, Памятный, особый, Взгляд последний этих глаз, Что забудь, попробуй (Твард.).

§ 2182. В субстантивных словосочетаниях с предложно-падежными формами вынесение в препозицию зависимого имени создает специфичные для стиха конструкции с необычным для прозаической речи расположением предлогов: зависимое имя может быть вынесено в начало словосочетания перед словоформой с предлогом (1) или в середину словосочетания после предлога (2). В первом варианте предлог оказывается в середине конструкции: А я - быть может я гробницы Сойду в таинственную сень (Пушк.); В поле чистом Луны при свете серебристом, В свои мечты погружена Татьяна долго шла одна (Пушк.); Есть упоение в бою И бездны мрачной на краю (Пушк.); И крепко, крепко наши спали Отчизны в роковую ночь (Лерм.); В пантерины лапы - Могла бы - взяла бы: Природы на лоно, природы на ложе (Цвет.).

Во втором варианте предлог в начале конструкции оказывается оторванным от слова, с которым он непосредственно связан: И белокрылые виденья На тусклом озера стекле (Тютч.); В отлива час не верь измене моря, Оно к земле воротится, любя (А. К. Толст.); Стучись полночными часами В блаженства замкнутую дверь (Блок); И в солнца золотые мрежи Сгоняй сребристых окуней (Есен.); От винтовок говорка/ скоро Зимнему шататься (Маяк.); Рассказы воинов бывалых! Я с упоеньем слушал вас В короткий отдых на привалах, В спокойствия недолгий час (Светл.).

В препозицию по отношению к стержневому имени может быть вынесено имя вместе с предлогом: Его нежданным появленьем, Мгновенной нежностью очей И странным с Ольгой поведеньем До глубины души своей Она проникнута (Пушк.); Кому венец: богине ль красоты Иль в зеркале ее изображенью? (Фет); И зимнею ночью он шел /с волками на честную встречу (Асеев).

§ 2183. В стихотворной речи нормально дистантное расположение компонентов субстантивного словосочетания. Стандартна конструкция, в которой компоненты такого словосочетания обрамляют сказуемое (чаще всего - глагольное). При этом действует тенденция к препозиции зависимого имени: Когда на бледном небосклоне Звезд исчезает хоровод (Пушк.); Еще земли печален вид, А воздух уж весною дышит (Тютч.): Воскреснувшего дня пью свежую струю И грома дальнего внимаю перекаты (А. К. Толст.); И шум зеленый я люблю, И облаков люблю лоскутья (Анн.); Военной брани и обиды Забыт и стерт кровавый след (Блок); Здесь Пушкина изгнанье началось и Лермонтова кончилось изгнанье (Ахм.).

Обычно такое дистантное расположение с препозицией зависимого имени в деепричастном обороте: Ума не внемля строгим пеням, К ее крыльцу, стеклянным сеням Он подъезжает каждый день (Пушк.); И, дружества твердя обет святой, Бестрепетно в глаза судьбе глядели (Е. Баратынский); Цветов мечты моей мятежной Забыв минутную красу, Одной лилеи белоснежной Я в лучший мир перенесу И аромат и абрис нежный (Анн.).

Обычны конструкции, в которых компоненты словосочетания разъединены сказуемым вместе с детерминантом (или только детерминантом): И сладко жизни быстротечной Над нами пролетала тень (Тютч.); И поздних соловьев над речкою вдали Звучат порывистые трели (Фет). К более редким вариантам относится постпозиция зависимого имени при дистантном расположении компонентов субстантивного словосочетания: Ужель и впрямь и в самом деле, Без элегических затей, Весна моих промчалась дней (Пушк.); И не зови, - но песню наудачу Любви запой (Фет); Тучи в небе идут подряд, Будто рота идет солдат (Светл.).

Конструкции, в которых компоненты субстантивного словосочетания разделены другими синтаксическими членами в их разнообразных сочетаниях, носят индивидуальный характер: Я берег покидал туманный Альбиона (Батюшков); И там же надписью печальной Отца и матери, в слезах, Почтил он прах патриархальный (Пушк.).

§ 2184. В глагольных словосочетаниях постпозиция наречия на -о, -е по отношению к глаголу так же нормальна, как и его препозиция: Уж солнце катится высоко И перелетная метель Блестит и вьется (Пушк.); В меня все ближние мои Бросали бешено каменья (Лерм.); Всходили робко облака На небо зимнее, ночное (Тютч.); Река раскинулась. Течет, грустит лениво И моет берега (Блок); Балагуру смотрят в рот, Слово ловят жадно (Твард.); А по мосту, который он за ночь навел, Горный полк проходил торопливо (Сурк.).

Препозиция и постпозиция наречия свободно чередуются в стихотворном тексте: Там воды зыблются светло, И гордо царствуют березы (Анн.).

Препозитивное наречие экспрессивно выделяется в конце строки при переносе: Но остался влажный след в морщине Старого утеса. Одиноко Он стоит, задумался глубоко, И тихонько плачет он в пустыне (Лерм.); Иглы сосен густо и колко Устилают низкие пни (Ахм.); Лишь по небу тихо Сползла погодя На бархат заката Слезинка дождя (Светл.).

§ 2185. Для стихотворной речи характерно дистантное расположение компонентов глагольного словосочетания с наречием. По сравнению с субстантивными словосочетаниями компоненты глагольного словосочетания обнаруживают большую степень подвижности: они часто бывают расположены в разных строках: К высокому берегу тихо Воздушный корабль пристает (Лерм.); Тихо вечерние тени В синих ложатся снегах (Блок).

§ 2186. Компоненты глагольного словосочетания с зависимой падежной словоформой отличаются большой степенью подвижности и могут свободно располагаться как в пределах одной строки, так и в разных строках. При постпозиции зависимой словоформы перенос ее в другую строку совершенно обычен: Все это часто придает Большую прелесть разговору. Сперва Онегина язык Меня смущал; но я привык К его язвительному спору, И к шутке, с желчью пополам, И злости мрачных эпиграмм (Пушк.); Я вышел в ночь - узнать, понять Далекий шорох, близкий ропот (Блок); И заря над ним образовала Золотого зарева пятно (Забол.).

Препозиция зависимой словоформы по отношению к глаголу так же нормальна, как и ее постпозиция: Пора: перо покоя просит; Я девять песен написал (Пушк.); Кто-то на плечи руки положит, Кто-то ясно заглянет в глаза (Блок); А вода ревет в теснине, Жухлый лед в куски крошит (Твард.); Она с колен подняться не спешит, Дохнет на почку и траву погладит, И бабочку с плеча на землю ссадит, И первый одуванчик распушит (Ахм.); Миновал поляну, гору перешел (Пастерн.); В облаке пыли летучей Трубы тревогу поют (Сурк.).

§ 2187. Дистантное расположение компонентов глагольного словосочетания обычно и при постпозиции и при препозиции зависимой словоформы. Наиболее характерным является разъединение компонентов подлежащим или группой подлежащего: Я - Гамлет. Холодеет кровь, Когда плетет коварство сети (Блок); И над цветущею черешней Сиянье легкий месяц льет (Ахм.); Замела метель дорожки, - Пробираться нелегко (Исак.).

§ 2188. Порядок синтаксических групп подлежащего, сказуемого и детерминантов, а также темы и ремы, выраженных любыми членами предложения, в стихотворной речи свободен. Все возможные варианты расположения стилистически равноценны.

При дистантном расположении группы подлежащего и группы сказуемого между ними чаще всего стоит детерминант. Такой способ разъединения подлежащего и сказуемого является обычным: И поет мне в землянке гармонь Про улыбку твою и глаза (Сурк.). Возможны и необычные, индивидуальные варианты: И чернеет там зубчатый, За холодною чертой, Неподступный, непочатый Лес над черною водой (Твард.).

Для детерминантов нормальна не только препозиция по отношению к предикативной группе, как в прозе, но и постпозиция (1) и интерпозиция (помещение в середине конструкции) (2): 1) Долины сохнут и пестреют; Стада шумят, и соловей Уж пел в безмолвии ночей (Пушк.); И сном глубоким от печали Забылся я в лесной тени (Блок); Долги ночи, жестки зори В ноябре - к зиме седой (Твард.). 2) Вечерний и наклонный Передо мною путь (Ахм.); И только раз мне видеть удалось У озера, в густой тени чинары, В тот предвечерний и жестокий час Сияние неутоленных глаз Бессмертного любовника Тамары (Ахм.).

§ 2189. Свобода следования синтаксических групп и стилистическая равноценность вариантов позволяют располагать компоненты предложения в соседних строках или полустишиях по способу "обратного параллелизма", т. е. во второй строке (полустишии) компоненты располагаются в обратном порядке по сравнению с первой строкой; например: У ночи много звезд прелестных, Красавиц много на Москве (Пушк.); Шумен сад, а камень бел и гулок (Анн.); И каждый звук был вам намеком, И несказанным - каждый стих (Блок); В грозных айсбергах Марсово поле, И Лебяжья лежит в хрусталях (Ахм.); Наш век на земле быстротечен, И тесен назначенный круг (Ахм.); И не раз в пути привычном, У дорог, в пыли колонн, Был рассеян я частично, А частично истреблен (Твард.). Такой распространенный в стихотворной речи способ словорасположения называется хиазмом.


Предыдущая глава Содержание Следующая глава

E-mail Rambler's Top100 Rambler's Top100
Хостинг от uCoz