ПРОСТОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ РУССКОГО ЯЗЫКА
РУССКАЯ ГРАММАТИКА

Предыдущая глава Содержание Следующая глава

ПРОСТОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

*

ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ

   § 1890. Языковое общение людей (языковая коммуникация), как непосредственное, устное, так и письменное, осуществляется в форме, которую можно назвать потоком речи или просто речью. В устном общении это может быть или речь одного говорящего, направленная к слушателю, - монолог или диалог, т. е. осуществляющийся между двумя или несколькими участниками обмен краткими репликами либо более развернутыми, сложными единицами языкового общения. В письменной речи, степень литературной обработанности которой бывает очень различна, это, соответственно, или обращенная к читателю монологическая речь пишущего, или воспроизведение более или менее ограниченных отрывков диалога, разговора, либо чьей-то чужой (не пишущего) монологической речи.

   Минимальные единицы сообщения, которые вычленяются из потока речи и могут быть рассмотрены как единицы синтаксические, в реальной языковой действительности существуют, таким образом, не изолированно друг от друга, а как части более сложного языкового комплекса, связанные внутри этого комплекса определенными отношениями друг с другом. Отношения эти сложные. С одной стороны, это отношения языковые, опирающиеся на разнообразные синтаксические связи объединившихся единиц; с другой стороны, это чисто содержательные отношения, вытекающие из самой информации, сообщения. Организованный на основе языковых связей и отношений отрезок речи, содержательно объединяющий синтаксические единицы в некое целое, называется текстом.

   Объем текста может быть различен. Строгие грамматические правила для установления его языковых границ отсутствуют: текст может быть и очень кратким и очень обширным; кроме того, во многих случаях относительно большой текст членится на достаточно самостоятельные части. Эти части обычно бывают соединены друг с другом как синтаксическими, так и несинтаксическими связями: отношениями неместоименных и местоименных слов, интонацией, лексической семантикой слов, специальными средствами выражения субъективного отношения к сообщению. Грамматический анализ предложения опирается на тексты, свойствами которых определяются те или иные характеристики как самого предложения, так и особенностей его функционирования. В сферу грамматики входят такие тексты, части которых связаны друг с другом формально, синтаксически.

  Текст в целом или какие-то его части в том или ином смысле всегда существенны для понимания и определения входящих в него единиц сообщения. Текст как языковое окружение, языковая обстановка, небезразличная для языковых характеристик объединившихся в нем единиц сообщения (и, шире, вообще значимых языковых единиц), обозначается термином контекст.

  § 1891. Объединенные в тексте минимальные сообщающие (коммуникативные) единицы по своему грамматическому качеству бывают весьма различны. Возьмем хорошо известный всем текст: "Ужели", думает Евгений: "Ужель она? Но точно... Нет... Как! из глуши степных селений..." И неотвязчивый лорнет Он обращает поминутно На ту, чей вид напомнил смутно Ему забытые черты. / "Скажи мне, князь, не знаешь ты, Кто там в малиновом берете С послом испанским говорит?" Князь на Онегина глядит. - Ага! давно ж ты не был в свете. Постой, тебя представлю я. "Да кто ж она?" - Жена моя. - "Так ты женат! не знал я ране! Давно ли?" - Около двух лет. "На ком?" - На Лариной. - "Татьяне!" - Ты ей знаком? - "Я им сосед" (Пушк.). С точки зрения строения самого текста в этом отрывке отчетливо выделяются две части (они разделены косой чертой): первая - до диалога, объединяющая внутреннюю речь Онегина и вытекающий из нее авторский текст, и вторая - весь последующий диалог. Обе эти части, однако, тесно связаны друг с другом, с одной стороны, обстановкой и предметом речи, с другой стороны, единством говорящего (и думающего) лица. Все минимальные сообщающие единицы, объединенные в этом тексте, с точки зрения задач сообщения одинаково важны: все они несут существенную информацию о тех или иных событиях, действиях, состояниях, чувствах и реакциях. Таким образом, как единицы коммуникативные все они могут получить одинаковую квалификацию и общее название: это - высказывания. Высказывание - это любой линейный отрезок речи, в данной речевой обстановке выполняющий коммуникативную функцию и в этой обстановке достаточный для сообщения о чем-то. Высказывание не существует, во-первых, без интонации, которая соответствует данной конкретной задаче сообщения, во-вторых, без конкретной цели этого сообщения.

  Для грамматического анализа, однако, первостепенно существенны формальная (синтаксическая) организация высказывания и вытекающие из этой организации, ею обусловленные языковые его свойства. С этой точки зрения высказывания, объединенные в приведенном тексте, неоднородны. Здесь представлены, во-первых, построенные по определенным грамматическим правилам простые и сложные предложения, т. е. сообщающие единицы, имеющие свою собственную синтаксическую организацию; во-вторых, диалогические единства, т. е. такие сцепления реплик, в которых вторая реплика по своему строению опирается на первую, грамматически зависит от нее; в-третьих, так называемые "слова-предложения" - местоимения, частицы, междометия, непосредственно выражающие разные чувства, интеллектуальные или эмоциональные реакции; в-четвертых, наконец, грамматически не законченные, не завершенные или прерванные в своем строении сообщающие единицы.

  С различием грамматического качества высказываний связана их способность занимать в составе текста те или иные позиции или формировать самый текст. Наиболее широкие возможности открыты здесь перед предложениями грамматически завершенными, специально предназначенными для конструирования сообщения, а также перед диалогическими единствами:

  и те и другие могут не только быть частью текста, но и сами формировать целый текст как информативно законченный (или относительно законченный) отрезок речи. В этом случае можно говорить о независимой или относительно независимой позиции предложения (об относительной независимости следует говорить потому, что, как сказано выше, текст очень часто сам входит в более сложное языковое окружение). Что касается слов-предложений, а также прорванных, почему-либо незавершенных высказываний, то как те, так и другие практически всегда требуют информативной поддержки или со стороны контекста, или со стороны таких внеязыковых средств, которые делают понятным их коммуникативное назначение. Такой необходимый объясняющий контекст и/или совпадающая с ним по функции ситуация (внешняя обстановка речи) в дальнейшем изложении будет называться конситуацией.

  § 1892. Итак, признаками, общими для всех высказываний, являются: 1) организация формами слов - одной или несколькими, грамматически между собою связанными; 2) функция сообщения (коммуникативная); 3) интонация сообщения: повествование, побуждение, вопрос (см. § 1900); 4) способность соединяться с другими высказываниями в составе текста. Однако не каждое высказывание является грамматическим простым предложением. Простое предложение как особая синтаксическая единица помимо всех перечисленных признаков высказывания имеет еще и только ему принадлежащие весьма существенные языковые характеристики. Это: 1) наличие в грамматической основе предложения некоего отвлеченного формального образца (предикативной основы или, что то же самое, структурной схемы предложения), специально предназначенного языком для построения относительно законченной единицы сообщения, причем по этому образцу может быть построено неограниченное количество конкретных предложений одинаковой формальной структуры; 2) наличие иерархически связанных друг с другом языковых значений, вносимых как самим этим образцом, так и его взаимодействием с лексической семантикой тех слов, которые при образовании конкретного предложения заполняют синтаксические места в этом образце; 3) способность к таким формальным изменениям, которые не свойственны другим видам высказываний или обнаруживаются у них нерегулярно; 4) свои правила распространения; 5) возможности такого размещения частей, которое позволяет показать соотношение информативно более важного и менее важного, т. е. актуализировать информативный центр высказывания. Подробно все эти признаки предложения рассматриваются ниже.

  Примечание. Здесь и далее речь идет о прос том предложении не в составе сложного. В качестве зависимой части сложного предложения простое предложение, во-первых, утрачивает некоторые свои существенные характеристики, во-вторых, приобретает ряд новых характеристик. См. об этом раздел "Сложное предложение".

  § 1893. Предикативная основа (структурная схема) простого предложения - это имеющий свою формальную организацию и свое языковое значение синтаксический образец, по которому может быть построено отдельное нераспространенное (элементарное) предложение. Такие предикативные основы (структурные схемы) предложения являются абстракциями, отвлекаемыми от неограниченного множества конкретных предложений. Предикативная основа предложения организуется несколькими (обычно - двумя) формами слов, находящимися друг с другом в определенных синтаксических отношениях (неоднокомпонентные предложения), а также, возможно, и только одной формой слова (однокомпонентные предложения). И в том, и в другом случае формы слов предстают уже не как морфологические, а как синтаксические единицы, обогащенные многими уже собственно синтаксическими характеристиками (см. ниже).

  Каждое простое предложение как грамматическая единица имеет предикативную основу, т. е. построено по тому или иному отвлеченному образцу. Так, например, в основе предложений Ребенок веселится; Поезд идет; Мальчик читает; Завод работает лежит отвлеченный образец (структурная схема) "им. п. существительного - спрягаемая форма глагола, во взаимной связи друг с другом выражающие отнесенные ко времени отношения процессуального признака (действия или состояния) и его носителя". Предикативную основу предложений Работы прибавляется; Денег не остается; Воды убывает; Времени хватает образует соединение "род. п. существительного - глагол в форме 3 л. ед. ч., во взаимной связи друг с другом выражающие отношения процессуального состояния и его носителя". Предикативной основой предложений Зима; Стон; Ссора является форма им. п. существительного, в качестве синтаксической единицы обозначающая то, что наличествует, и само это наличие, существование (Зима значит (стоит зима), Стон (слышится, раздается стон), Ссора (происходит, имеет место ссора)). Все отвлеченные образцы простых нераспространенных предложений, принадлежащие современному литературному языку, могут быть перечислены: их количество ограничено, а основные признаки и само существование весьма стабильны.

  Формы слов, организующие предикативную основу предложения как минимальный грамматический образец его построения, называются компонентами предикативной основы (структурной схемы) предложения. В предложении такие компоненты представляют собою его главные члены, его предикативный центр. Компонентом предикативной основы предложения может быть: 1) форма, допускающая любое лексическое наполнение (напр., в предложениях типа Поезд идет; Лес шумит; Осень наступает); 2) форма, в данной структурной схеме допускающая ограниченное лексическое наполнение (например, отрицательный компонент в предложениях типа Не к кому пойти; Не о чем говорить; Незачем оставаться); 3) единственно данная словоформа (например, слово нет в предложениях типа Нет времени; Нет денег).

  По характеру отношений между компонентами все неоднокомпонентные абстрактные образцы простого предложения делятся на образцы с живыми грамматическими связями между компонентами и образцы, в которых отношения между компонентами с точки зрения живых синтаксических связей являются немотивированными, т. о. не опираются на действующие в языке синтаксические правила. К первому виду относятся нефразеологизированные структурные схемы, организуемые как лексически свободными компонентами, так и компонентами, один из которых является лексически ограниченным; все такие формально членимые схемы далее получают название свободных. Ко второму виду относятся фразеологизированные структурные схемы, всегда организуемые с участием лексически закрытого компонента (например: Чем не праздник? Всем праздникам праздник; см. § 2590). Каждый из этих видов имеет свои внутренние классификации. Все однокомпонентные схемы являются нефразеологизированными.

  Понятие структурной схемы позволяет сделать первый шаг в определении простого предложения: простое предложение - это такое высказывание, в основе построения которого лежит отвлеченный грамматический образец (структурная схема, предикативная основа), специально предназначенный языком для построения отдельной относительно самостоятельной единицы сообщения.

  § 1894. Структурная схема предложения и построенные на ее основе предложения заключают в себе несколько иерархически организованных языковых значений. Прежде всего, сам отвлеченный образец предложения (любой, каждый) как синтаксическая единица имеет грамматическое значение, общее для всех таких образцов и объединяющее их в синтаксическую категорию простого предложения. Этим значением является предикативность - категория, которая целым комплексом формальных синтаксических средств соотносит сообщение с тем или иным временным планом действительности. Структурная схема предложения обладает такими грамматическими свойствами, такими особенностями своего языкового существования, которые позволяют обозначить, что то, о чем сообщается, или реально осуществляется во времени (настоящем, прошедшем или будущем; это - план реальности или, что то же самое, временной определенности), или же мыслится как возможное, желаемое, должное или требуемое (это - план ирреальности или, что то же самое, временной неопределенности). Значения времени и реальности/ирреальности слиты воедино; комплекс этих значений называется объективно-модальными значениями или объективной модальностью. Категория предикативности формируется этими значениями и представляет их как сложную языковую целостность. Предикативность как значение структурной схемы предложения необходимо принадлежит и построенному по этой схеме конкретному предложению. Предикативность является грамматическим значением предложения.

  § 1895. Формирующие предикативность синтаксические категории, в которых определенными грамматическими средствами представлены те или иные объективно-модальные значения, образуют систему синтаксических времен и наклонений. Синтаксические наклонения, несущие объективно-модальные значения реальности, т. е. временной определенности - настоящего, прошедшего или будущего времени, - все вместе образуют синтаксический индикатив: Люди счастливы - Люди были счастливы - Люди будут счастливы. Синтаксические наклонения, несущие объективно-модальные значения ирреальности, т. е. временной неопределенности, образуют синтаксические ирреальные наклонения: Люди были бы счастливы - Пусть бы люди были счастливы! - Пусть люди будут счастливы!

  Все синтаксические времена и наклонения в предложении имеют свои формальные средства выражения. К этим средствам относятся прежде всего сам абстрактный образец предложения и, соответственно, исходная форма построенного по ней предложения, далее - формы времени и наклонения глагола (знаменательного или служебного) с их морфологическими значениями, синтаксические частицы (см. § 1915), в некоторых случаях - также грамматически значимый порядок расположения главных членов предложения. В конкретном предложении эти средства обязательно вступают во взаимодействие с той или иной интонационной конструкцией (см. главу "Формы простого предложения").

  Значения времени и наклонения, на синтаксическом уровне представленные противопоставлением "временная определенность - временная неопределенность", принадлежат к числу центральных значений синтаксиса: они организуют предложение как грамматическую (синтаксическую) единицу. Поскольку в русском языке широко представлены не только глагольные, но и безглагольные предложения, постольку глагол с его морфологическими категориями не может быть признан единственным носителем этих значений в предложении: он является весьма важным средством, но все же одним из средств их формирования и выражения - наряду с названными выше другими грамматическими средствами. В морфологических формах глагола значения времени и наклонения сконцентрированы и абстрагированы, и это дает основание представлять их как значения собственно глагола во всей системе его форм. Морфологические значения времени и наклонения глагола в предложении вступают во взаимодействие с другими средствами выражения одноименных синтаксических значений. Глагол со своими значениями времени и наклонения в предложении входит в более широкую систему средств формирования синтаксических времен и наклонений и взаимодействует с этими синтаксическими средствами в единой системе выражения синтаксических значений. Предложению принадлежат синтаксические значения настоящего, прошедшего и будущего времени (временная определенность), а также значения временной неопределенности: грамматически отнесенной в неопределенный временной план возможности, желательности, побудительности и долженствования. Подробно формы синтаксических времен и наклонений и их значения описаны в § 1915-1951.

  § 1896. Итак, структурная схема предложения и построенные по ней конкретные предложения обладают предикативностью как собственным грамматическим значением. Формирующие предикативность значения синтаксических времен и наклонений имеют свое формальное выражение и выявляются в системе противопоставлений - форм предложения, образующих его грамматическую парадигму. Парадигма открывается формой настоящего времени; это - исходная форма предложения. Наличие категории предикативности и специальных средств ее выражения, способность к формальным изменениям для выражения разных объективно-модальных значений отличает простое предложение как особую синтаксическую категорию от всех других видов высказываний.

  Примечание 1. Существуют предложения (построенные по некоторым фразеологизированным схемам), которые не имеют парадигмы. См. о них § 2585-2590.

  Примечание 2. Высказывания - неграмматические предложения (см. § 1891) во многих случаях способны включать в свой состав форманты, выражающие объективно-модальные значения ирреальности. Так, например, слова-предложения Да или Нет, высказывания - реплики диалога могут сочетаться с частицами, выражающими желательность, побуждение: - Мы едем? - Если бы да! Нет, не едем. - Хорошо, пусть нет; - Куда мы едем? - В Москву. - Если бы в Москву! или Пусть в Москву; или: Хоть бы в Москву!; В Москву ! Однако все это - лишь возможность принимать в свой состав средства выражения того или иного синтаксического значения, по не грамматическая регулярность (константность) формальных изменений высказывания для выражения всей системы объективно-модальных значений: такой регулярностью высказывания - неграмматические предложения не обладают.

  Изложенное выше позволяет сделать второй шаг в определении простого предложения: простое предложение - это такое высказывание, которое образовано по специально предназначенному для этого отвлеченному образцу (структурной схеме), обладает грамматическим значением предикативности и обнаруживает это значение в системе своих грамматических форм - в парадигме предложения.

  В "Русской грамматике" термин "предложение" употребляется как для обозначения всей системы форм предложения, так и для обозначения отдельной его формы.

  § 1897. Помимо общего для всех предложений грамматического значения предикативности, каждая структурная схема имеет еще и свое собственное значение, свою семантику, отвлеченную от грамматических значений ее компонентов (в неоднокомпонентных схемах - и от их отношения друг к другу) и от правил их лексического наполнения. Основными категориями семантики схемы являются предикативный признак (т. е. признак, отнесенный в тот или иной объективно-модальный план), субъект (т. е. носитель предикативного признака) в их отношении друг к другу, а также объект (т. е. то или тот, к чему/кому этот признак обращен, на что он направлен). Так, структурная схема, по которой построены предложения Лес шумит; Поезд идет; Ребенок веселится, имеет значение "отношение между субъектом и его признаком - действием или процессуальным состоянием"; структурная схема, по которой построены предложения Много дел; Мало времени; Достаточно улик; Столько обязанностей!, имеет значение "отношение между субъектом и его признаком - существованием в некоем количестве"; структурная схема, по которой построены предложения Темно; Сыро; Скучно; Радостно, имеет значение "наличие состояния - бессубъектного или отнесенного к субъекту"; структурная схема, по которой построены предложения Хлеба!; Врача!, означает желаемое или требуемое наличие чего-л. Такое значение, в наиболее отвлеченном виде представляющее языковую семантику предложений, построенных по тому или иному отвлеченному образцу, называется семантикой структурной схемы предложения.

  Семантика схемы переносится в построенное по этой схеме предложение. Однако в этом предложении при непосредственном участии лексических значений тех слов, которые занимают позиции главных членов, а в ряде случаев также при участии распространяющих членов (см. § 1962-1963) формируется более узкое и более определенное значение - его семантическая структура. Семантическая структура предложения - это то его языковое значение, которое создается взаимным действием семантики структурной схемы предложения и лексических значений заполнивших ее слов. Так, например, при общности семантики схем в парах предложений Мальчик читает и Музыка восхищает; Ночь и Ссора; Сыро и Радостно семантические структуры входящих в эти пары предложений различны (см. об этом § 1960). Категориями семантической структуры предложения также являются предикативный признак, субъект - носитель предикативного признака и объект; однако в каждом типе предложения соответствующие значения уточняются и дифференцируются. Элементарная семантическая структура предложения может быть расширена разнообразными определителями (квалификаторами). В ряде случаев определители включают в себя субъектное и объектное значения. Подробно все эти явления описаны в главе "Семантическая структура предложения".

  § 1898. Предложение может претерпевать не только изменения, связанные с образованием форм синтаксического индикатива и ирреальных наклонений (см. § 1915-1916), но также и изменения другого характера. Это - конситуативно обусловленные или конситуативно не обусловленные неполные реализации его двукомпонентной предикативной основы (т. е. построение предложения по определенной схеме, но без одного из ее компонентов); введение связок и связочных образований; введение полузнаменательных глаголов. Такие изменения можно называть регулярными реализациями предложения. Так, реализациями предложений Мастер работает или Москва - столица являются: - Хорошо работает. - Кто? - Мастер (неполные конситуативно обусловленные реализации); Мастер стал работать (реализация с полузнаменательным глаголом); Москва - это столица (реализация со связкой). Возможности подобных изменений ограничены как формальной организацией предложения, так и его семантической структурой.

  С учетом всех важнейших грамматических и семантических характеристик предложения следует сделать третий шаг в его определении, дополнив это определение указанием на наличие у предложения своей собственной семантической структуры и системы регулярных реализации. Однако и этот шаг еще не является окончательным.

  § 1899. С точки зрения цели (или установки) сообщения (коммуникативного задания) все предложения распределяются по двум большим классам: предложения невопросительные и вопросительные. Различие этих двух классов состоит в том, что невопросительные предложения заключают в себе то или иное сообщение, направленное к тому (тем), к кому обращена речь; говорящий (или пишущий) обладает информацией и передает ее другому (другим): он повествует о чем-то как о реальном или ирреальном, выражает свое желание, требует или просит. Вопросительные предложения в своей первичной функции заключают в себе поиск сообщения: говорящий информирует о том, что он хочет получить информацию от другого (других). Вопросительные предложения или имеют свои собственные грамматические образцы, или строятся по образцам невопросительных предложений, выражая вопросительность интонацией, обычно в сочетании с определенным словопорядком и специальными частицами. О случаях утраты вопросительными предложениями этой их целевой установки см. § 2624.

  Невопросительные предложения с точки зрения характера информации неоднородны. Традиционно они делятся на три группы: предложения повествовательные, побудительные и предложения со значением желания. Эта классификация (которая может иметь и дальнейшее внутреннее членение) опирается на характер отношения участников речи: повествовательные предложения - это предложения собственно информирующие (характер информации, естественно, может быть самый различный); побудительные предложения выражают волеизъявление, требование, просьбу, которые предполагают исполнение (но далеко не всегда обязательно конкретного исполнителя); предложения со значением желания ("желательности") выражают эмоционально-волевое устремление к тому, чтобы что-либо осуществилось, существовало.

  Эта классификация невопросительных предложений по цели сообщения не опирается на какие-либо самостоятельные и целостные комплексы грамматических признаков. Повествовательные предложения, как правило, выражаются формами синтаксического индикатива, сослагательного или - в составе сложного предложения - условного наклонений. Так может быть выражено, например, и сообщение о должном (Учитель должен быть учителем; Учитель должен учить - формы синтаксического индикатива, наст. вр.). Однако сообщение о должном или привычно предопределенном может выражаться и особой формой предложения - долженств. накл.: разг. Учитель и будь учителем; Он учитель, он и учи. Предложения, выражающие побуждение, волеизъявление, оформляются по-разному: это или специальные формы синтаксического побудит. накл. (Будь руководителем!; Руководи!; Пусть он руководит!) или предложения, выражающие побуждение самой своей структурой - в обязательном сочетании с соответствующей интонацией (обычно ИК-2: Воды!; Молчать!) либо сочетанием неспециализированной структуры с интонацией (обычно ИК-2: Ко мне!; Все наверх!; Быстрее!; Внимание!; Ты должен подчиниться!; Поедешь!; Поехали!). Кроме того, побуждение может выражаться в повествовательном предложении лексическими средствами: Я требую послушания, приказываю, настаиваю, чтобы ты подчинился. Предложения со значением желания имеют специальную форму выражения - синтаксическое желат. накл. (Был бы он учителем!; Если бы он был учителем! см. § 1926-1936); в то же время желаемость может выражаться сложными построениями (Как было бы хорошо, если бы он был учителем!), а также в повествовательном предложении - лексическими средствами (Хочу покоя; Хочу, желаю, мечтаю... чтобы он был учителем).

  Значениями вопросительности или невопросителыюсти, побудительности и желательности охватываются не только грамматические предложения, но и все вообще высказывания; средством выражения этих значений во всех случаях является интонация, а в некоторых случаях также специальные частицы. Интонация сопровождает и оформляет любое сообщение. Языку принадлежат определенные интонационные конструкции, распределенные между разными видами сообщений и сложно взаимодействующие с синтаксической структурой предложения и с его лексическим составом (эти конструкции описаны в § 153-160). Все предложения, любые высказывания могут быть невосклицательными и восклицательными. Восклицательность как особый вид выражения экспрессивного отношения к сообщаемому имеет свое интонационное оформление (см. § 153).

  § 1900. Интонация - это система звуковых средств языка, которые функционируют во взаимодействии с синтаксическим строением высказывания и его лексическим составом. К интонационным средствам относятся тип интонационной конструкции (ИК) во всем многообразии его реализации (различающихся по темпу речи, яркости оформления интонационного центра, особенностям движения тона в предцентровой и постцентровой частях), передвижение центра ИК, синтагматическое членение, пауза (см. § 150-170).

  Соотношение синтаксических, лексических и интонационных средств высказывания может быть различным, и этим определяются различительные возможности интонации. Взаимодействие синтаксического строения и лексического состава высказывания может быть достаточным для выражения однозначной информации, Например, при сообщении о высокой степени признака: И высокий же он!; Ох и высокий же он!;, Ну и высокий же он! Различительные возможности интонации в таком высказывании минимальны, поэтому оно может быть произнесено с разными типами ИК и разным местом интонационного центра: варианты интонационного оформления будут различаться тонкими эмоционально-стилистическими оттенками. Различительные возможности интонации возрастают, если взаимодействие синтаксического строения и лексического состава оставляет возможность для выражения неоднозначной информации; например: Холодно{1} там; Холодно{6} там!; Холодно{3} там? В этих высказываниях общим является значение бессубъектного состояния, посредством же интонации различаются: нейтральная констатация признака (ИК-1), констатация высокой степени признака (ИК-6) и вопрос (ИК-3).

  Посредством интонации выражаются различия: 1) по цели высказывания: Машина у Павла{1} и: Машина у Павла{3}?; 2) по семантической структуре: Машина у Павла{1} (машина находится у Павла) и: Машина{6} у Павла! (оценка: (у Павла хорошая [или плохая] машина)); в высказываниях с разным синтаксическим строем, но с совпадающим составом словоформ: Вот бы Павел приехал! (желательность) и: Вот бы Павел{3}/приехал{1} (противопоставление и возможность); 3) по степени смысловой нагрузки отдельных частей предложения: Профессия врача{3}, если говорить об этом серьезно,/никогда его не интересовала и: Профессия врача{3},/ если говорить об этом серьезно{2},/никогда его не интересовала{1}; 4) по выделению главного в сообщении: Павел звонил{1} вчера и: Павел звонил вчера{1}; 5) по характеру отношения говорящего к высказываемому: Зачем{2} вы рассказали об этом? (нейтральный вопрос) и: Зачем вы рассказали об этом? (недоумение); 6) по стилистической окраске: Какая{5} музыка! (высок.) и Какая музыка{6}! (разг.).

  Примечание. При одной и той же интонации высказывания с одинаковым синтаксическим строением и лексическим составом могут быть по-разному связаны с окружающим их текстом и иметь разные цели сообщения. В зтих случаях различительным средством является смысловое взаимодействие высказываний в тексте; ср.: - Отпуск-то у него кончился{3}? - Еще неделя осталась (вопрос; непосредственная связь со следующим далее ответом) и: - Пусть и Павел с нами поедет! - Не сможет он поехать. Отпуск-то у него кончился{3}! (констатация; причинно-следственная связь с предшествующим высказыванием).

  § 1901. Все сказанное о синтаксической - формальной и семантической организации простого предложения, о его коммуникативной направленности и о его интонационном оформлении подводит к четвертому - заключительному шагу в определении простого предложения: простое предложение - это такое высказывание, которое образовано по специально предназначенной для этого структурной схеме, обладает грамматическим значением предикативности и своей собственной семантической структурой, обнаруживает эти значения в системе синтаксических форм (в парадигме предложения) и в регулярных реализациях и имеет коммуникативную задачу, в выражении которой всегда принимает участие интонация.

  § 1902. В § 1892-1901, посвященных формальным и семантическим характеристикам предложения, речь шла о минимальном виде предложения, т. е. о ничем не осложненной реализации структурной схемы предложения или о так называемом нераспространенном предложении, состоящем только из его главных членов. Однако в языке действует разветвленная система правил распространения простого предложения, т. е. введения в предложение таких дополняющих его состав членов, которые вносят свои элементы информации разной степени важности. Это - распространяющие члены предложения. Такие члены могут вносить в предложение как дополнительную, в какой-то степени второстепенную информацию, так и информацию первостепенно важную - иногда более существенную, чем та, которая заключена в главных членах предложения. Так, в распространяющем члене предложения может заключаться значение субъекта состояния (Ему нравится картина; Его отличает принципиальность; У меня болит голова), объекта действия (Мальчик читает книгу). Распространяющие группы (причастные, деепричастные обороты, союзные введения) очень часто несут такую информативную нагрузку, которая делает их содержательным центром сообщения. Однако формально состав распространенного предложения всегда членится на главные члены предложения, совпадающие с компонентами его структурной схемы, и распространяющие члены предложения, не входящие в элементарный грамматический образец предложения, в его предикативную основу. При этом следует помнить, что позиция главного члена (в структурной схеме показанного одной словоформой, репрезентирующей грамматическое качество ее компонента) в конкретном предложении далеко не всегда оказывается занята одной словоформой: есть много случаев, когда эта позиция заполняется словосочетанием или соединением словоформ, образовавшимся не на основе присловных связей (см., например, § 2234-2240).

  Распространяющие члены по своему грамматическому качеству неоднородны. Это могут быть формы 1) связанные присловной связью с тем или иным членом предложения; 2) распространяющие предложение в целом - детерминанты (см. § 2022); 3) распространяющие одновременно два главных члена предложения, например:

  Он с бородой выглядит стариком.

  Во всех этих случаях распространяющий член может представлять собою не одну словоформу, а их ряд (см. § 2066-2089).

  § 1903. Грамматическое деление членов предложения на главные и распространяющие далеко не полностью совпадает с той их ролью, которую они играют в формировании категорий семантической структуры предложения. Главными членами чаще всего выражаются субъект и его предикативный признак, либо (в однокомпонентных предложениях) субъектный или бессубъектный предикативный признак (Знобит; Грустно; Светает; Морозно). Распространяющими же членами могут выражаться как центральные, основные, так и нецентральные, неосновные семантические компоненты. Например, распространяющий член, относящийся к предложению в целом (детерминант), очень часто заключает в себе значение субъекта состояния (Ребенку весело; У больного начался бред; От внуков никакой помощи), реже - объекта (С проектом/насчет проекта много неясного). Сильными присловными распространителями выражается или объект (Мать получила письмо), или субъект (Зрителям нравится фильм), или - вместе с распространяемым членом - предикативный признак (Старик прослыл чудаком; Дочка пошла в санитарки). Слабые присловные распространители и обстоятельственные детерминанты, как правило, выполняют роль разнообразных определителей (квалификаторов) (Поезд идет быстро; С утра дует холодный ветер).

  § 1904. Традиционно в русской грамматике простое предложение членится не на главные и распространяющие члены, а на члены главные и второстепенные. К главным членам относятся подлежащее и сказуемое (их определение см. в § 1911), а также все те компоненты нераспространенного предложения, которые характеризуются грамматически независимой позицией; например, в предложении Нет времени главным членом считается слово нет, в предложении Нельзя оставаться - слово нельзя, в предложении Хлопот прибавляется - прибавляется, в предложении Рекомендуется подождать - рекомендуется. При этом обычно широко применяется понятие "неполноты" предложения. Так, в предложениях типа Ни души усматривается опущение слова нет, в предложении Много дел - опущение слова есть или имеется, в предложениях типа Москва - столица - опущение глагольной связки есть. Все остальные члены предложения считаются второстепенными. Таким образом, под названием "второстепенные члены предложения" оказываются объединенными: 1) имеющие формы косвенных падежей или инфинитива компоненты таких не подлежащно-сказуемостных предложений, как, например, Воды прибывает; Нет времени; Много народу; Хочется отдохнуть; 2) распространители, непосредственно зависящие от слова во всех его формах (присловпые); Я пишу письмо; Темная ночь; Отец подарил сыну книгу; 3) разные по своей семантической роли в предложении распространители, относящиеся к предложению в целом: Здесь сыро; У нее родилась дочь; В младенчестве/младенцу/для младенца нужна только мать; 4) такие распространители внутреннего состава предложения, которые и формально, и по значению связываются одновременно с двумя его членами: Сын застал отца умирающим/умирающего; Суворовцы в форме очень красивы; Как ты, с твоей добротой, не понимаешь этого?; Знакомых никого не встретил.

  Все эти члены, по своей роли в организации предложения различные и формально, и по значению, традиционно в грамматике относятся к одному из трех разрядов: это или "определения", отвечающие на вопрос какой? чей? который?, или "дополнения", отвечающие на вопросы косвенных падежей, или "обстоятельства", отвечающие на вопросы как? каким образом? когда? где? куда? откуда? зачем? почему? при каких условиях? и под. При этом границы между разными "второстепенными членами" часто оказываются не только нечеткими, но и вообще неопределимыми: Стреляют из окна: из чего? - дополнение и откуда? - обстоятельство; Это - дом отца; чей? определение и кого? - дополнение; Поговорим перед ужином: перед чем? - дополнение и когда? - обстоятельство. Принятое в "Русской грамматике" деление всех членов предложения по двум основаниям: во-первых, на основании их роли как компонентов или некомпонентов предикативной основы предложения и, во-вторых, на основании их роли в формировании семантической структуры предложения позволяет рассмотреть и дифференцировать все члены предложения с двух необходимых точек зрения: со стороны их участия в формальной организации предложения и со стороны их значения.

  § 1905. В каждом предложении и, шире, вообще в каждом высказывании, произнесенном или написанном, всегда присутствует лицо говорящее (или пишущее; далее - "говорящий"). Присутствие говорящего выражается в том, что он так или иначе относится к тому, о чем сообщает. Это отношение может быть или нейтральным, никак не выраженным, или ненейтральным. В последнем случае говорящий при посредстве разных языковых средств так или иначе оценивает свое сообщение или способ сообщения, что-то в нем акцептирует, соотносит с обстановкой речи, с источником своей информации, выражает уверенность или неуверенность в том, о чем он говорит. Весь этот широкий круг значений называется субъективно-модальными значениями. Субъективно-модальные значения тесно связаны с экспрессивной окраской сообщаемого, с его эмоциональной оценкой. Средства формирования и выражения субъективно-модальных значений весьма разнообразны: это и интонационные конструкции, и конструкции грамматические, и лексические средства, определенным образом взаимодействующие с интонацией и словорасположением; частицы, вводные слова и группы слов, междометия. Специфическим качеством всей системы средств выражения субъективно-модальных значений является то, что все эти средства, как правило, выступают в тесном взаимодействии друг с другом (см. § 2190-2230).

  § 1906. Как нераспространенное, так и распространенное предложение может образовать варианты, связанные с различным расположением членов предложения (с порядком слов). Порядок слов определяется коммуникативным заданием. В зависимости от коммуникативного задания предложение может члениться на две части - исходный пункт или предмет сообщения и то, что сообщается. Исходный пункт сообщения называется темой, а то, что сообщается о теме, - ремой. Рема представляет собой главную коммуникативную часть предложения. Членение предложения на тему и рему называется актуальным членением. Одно и то же предложение может приобретать разное актуальное членение в зависимости от конситуации: Отец пришел с работы; С работы пришел / отец; Пришел отец / с работы. Актуальное членение предложения выражается порядком слов и интонацией. Ряд вариантов предложения, различающихся актуальным членением, образует коммуникативную парадигму предложения.

  В стилистически нейтральной литературной речи тема расположена перед ремой, а центр интонационной конструкции, выделяющий рему, находится в конце предложения. В экспрессивно окрашенной речи происходит такое изменение порядка слов, при котором рема, сосредоточивающая на себе интонационный центр, перемещается в предложении с конечной позиции в начальную или серединную: Вечернее небо прекрасно - Прекрасно вечернее небо. Такое перемещение по изменяет актуального членения предложения, но придает ему экспрессивную окраску. Каждый коммуникативный вариант предложения может образовать соответствующий ему по актуальному членению экспрессивный вариант. Например, предложение Сын уехал с темой сын и ремой уехал образует экспрессивный вариант Уехал сын. Предложение Уехал сын с темой уехал и ремой сын образует экспрессивный вариант Сын уехал. Перестановка членов предложения, нарушающая стилистически нейтральный порядок слов, называется инверсией.

  § 1907. Простое предложение имеет систему функций (назначений), которые отчасти распределены между отдельными его формами, в большинстве же случаев охватывают все формы предложения. Универсальная и важнейшая функция предложения - это функция самостоятельного (или относительно самостоятельного) сообщения (у невопросительных предложений) или поиск сообщения (у вопросительных предложений); и в том и в другом случае это есть информация о чем-то (см. § 1899). Эта функция осуществляется в разных видах текста, включая и тот минимальный текст, каким является само предложение в конситуативно не обусловленной позиции. Другой функцией простого предложения является функция главной или придаточной части сложного предложения. Назначение быть сообщением при этом сохраняется, однако в качестве придаточной части простое предложение обычно претерпевает осложнения или преобразования своего объективно-модального значения. Вхождение в состав сложного предложения является единственной функцией для формы условного наклонения простого предложения и наиболее обычной функцией для его сослагательного и долженствовательного синтаксических наклонений (см. § 1922-1925, 1948-1951). Далее, в некоторых своих формах простое предложение может - при ограниченных условиях - выполнять функцию замещения одного из главных членов простого предложения (Грибов там - хоть на воз грузи, разг.). Простому предложению свойственна также номинативная функция (функция именования); она обнаруживается в названиях, заголовках: "Я шагаю по Москве", "Берегись автомобилям (названия кинофильмов); "Это было под Ровно" (название повести); "Грачи прилетели", "Всюду жизнь" (названия картин). В составе текста предложение в именующей функции может входить в один ряд со словосочетаниями или союзными соединениями словоформ: Дома всем его рисунки надоели: кошка ест, кошка спит, мама ест, мама смотрит телевизор, мама читает; папа на кухне, папа у стиральной машины, папа у швейной машины, папа с сачком в руке; сестра перед зеркалом, сестра и мама, сестра и кошка... Рисовал каждый день (журн.).


Предыдущая глава Содержание Следующая глава

E-mail Rambler's Top100 Rambler's Top100
Хостинг от uCoz