ПОДЧИНИТЕЛЬНЫЕ СВЯЗИ СЛОВ

АКАДЕМИЯ НАУК СССР
ИНСТИТУТ РУССКОГО ЯЗЫКА

РУССКАЯ ГРАММАТИКА

Предыдущая глава Содержание Следующая глава

ПОДЧИНИТЕЛЬНЫЕ СВЯЗИ СЛОВ
И СЛОВОСОЧЕТАНИЯ

*

ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ

  § 1720. В предложении, взятом отдельно или входящем в какой-либо отрезок связной речи, в текст (см. § 1890), словоформы предстают в синтаксических связях и отношениях, организующих предложение в целостную единицу сообщения. Однако синтаксические связи в предложении неоднородны. Одни из этих связей идут непосредственно от слова как лексико-грамматической единицы, предопределены им и не зависят от тех синтаксических функций, которые это слово выполняет в предложении; другие связи возникают в предложении и обусловлены синтаксическими позициями соединяющихся словоформ. Так, в предложении Под вьюгой, что метет над головой, Под ливнем, над равниною гудящим, Я не сойду с поста, как часовой, Поставленный бессонным разводящим (Ванш.) представлены (помимо союзных связей, которые пока здесь не рассматриваются) несколько видов связей. Это, во-первых, связи в таких сочетаниях, как гудящий над равниной, метет над головой, (не) сойду с поста, бессонный разводящий; во-вторых, связь подлежащего со сказуемым (я - не сойду с поста); в-третьих, связь имени в форме тв. п. со знач. действующего субъекта (разводящим) со страдат. причастием; в-четвертых, связь обстоятельственно значимых словоформ со всем остальным составом определяемого ими предложения: Под вьюгой, под ливнем - я не сойду с поста. В первом случае перед нами связь, предопределенная словом независимо от его роли и места в предложении: во всех своих формах, в любых синтаксических позициях или взятый изолированно, глагол гудеть может иметь при себе определяющую форму над чем (гудеть над равниной, над лесом, над морем...), глагол сойти - определяющую его форму с чего (сойти с поста, с корабля, со сцены...), существительное разводящий - согласуемое определение (бессонный, бдительный... разводящий). Такая синтаксическая связь, реализующаяся в предложении, но предопределенная не синтаксической позицией слова, а самим словом, далее будет называться присловной подчинительной связью.

  Во втором, третьем и четвертом случаях дело обстоит иначе. Связь подлежащего со сказуемым не есть связь слова во всей системе его форм с формой другого слова: это всегда соединение двух вполне определенных форм слов, причем это соединение осуществляется в совершенно конкретных синтаксических позициях. Точно так же в сочетании поставленный разводящим соединились не глагол поставить (в любой своей форме) с формой тв. п. со знач. действующего субъекта, а именно и только страдат. причастие; ср. нормальное: Часовые поставлены разводящим или Дом построен рабочими и неправильное *поставить часовых разводящим или *построить дом рабочими. В четвертом случае связь словоформ со всем составом предложения также не вызвана распространением какого-то отдельного слова и возникает только в предложении (см. об этом § 1985, 2007, 2022). Таким образом, в случаях втором, третьем и четвертом имеют место не присловные подчинительные связи, т. е. не такие связи, которые обусловлены собственными внутренними свойствами слов как отдельных лексикограмматических единиц, а такие связи, которые предопределены синтаксическими позициями тех или иных форм слов в предложении.

  Точно так же, например, в предложениях Я получил эту бандероль распечатанной; Мальчик надел рубашку неглаженной; Больному нужно дать молоко горячим связи получить бандероль, эта бандероль, надеть рубашку, дать молоко больному являются присловными связями; в случаях же получил бандероль распечатанной, нужно дать молоко горячим, надел рубашку неглаженной прилагательные в форме тв. п., связанные одновременно и с глаголом, и с именем (см. § 2003), занимают позицию, возникающую только в предложении.

  Присловные и неприсловные связи противопоставляются друг другу на основе целых комплексов признаков. К этим признакам относятся: 1) факторы, предопределяющие связь; 2) форма связи, ее внешняя организация, т. е. формальное выражение зависимости; 3) отношения, возникающие в образовавшемся соединении; 4) само это соединение, его внутренние признаки и его синтаксическое поведение. Так, например, образование сочетания гудеть над равниной предопределено способностью глагола подчинять себе падежную форму имени; в результате этого соединения между глаголом и именем возникают определительные (обстоятельственные : пространственные) отношения; возникшее сочетание сохраняется при любом формальном изменении глагола (гудит над равниной, гудел над равниной, гудящий над равниной...); это сочетание входит в класс других сочетаний с теми же определительными отношениями (сиять над лесом, гудеть над равниной, шуметь перед домом...) и подчиняется всем правилам синтаксического функционирования единиц этого класса.

  Если обратиться теперь к анализу синтаксического соединения я не сойду с поста, то обнаружится, что весь комплекс его признаков - совершенно иной: сама связь компонентов здесь предопределена не свойствами местоимения я (меня, мною...) или сочетания сойти с поста, а тем, что эти формы заняли такие позиции в предложении, которые их синтаксически соединяют: связаны друг с другом синтаксические позиции, и через них - формы слов, занявшие эти позиции. Эта связь в данном конкретном случае выражается в координировании подлежащего и сказуемого по формам числа и по значению лица (1-е лицо выражено местоимением-подлежащим лексически, глаголом-сказуемым - формально); отношения между соединившимися словоформами оказываются предикативными: они относят в определенный временной план связь признака и его носителя; так возникшее соединение представляет собою предложение, которое входит в класс простых предложений и подчиняется всем правилам синтаксического функционирования единиц этого класса.

  Аналогично могут быть рассмотрены и противопоставлены друг другу, например, соединения гудящий ливень, бессонный часовой, темная ночь и Ливень - гудящий; Часовой - бессонный; Ночь темная. В первом случае связь предопределена свойствами существительного: оно свободно подчиняет себе прилагательное, определяется им; при этом осуществляется такой вид формального уподобления зависимого слова слову господствующему, которое действует при всех изменениях существительного (гудящего ливня, гудящему ливню, гудящие ливни...); отношения между соединившимися единицами - собственно определительные; это - словосочетание. В случае же типа Ливень - гудящий; Ночь темная соединяются определенные формы слов, занявшие позиции подлежащего и сказуемого; возникают обращенные в план настоящего отношения признака и его носителя; образуется предложение, т. е. единица, по комплексу своих характеристик не совпадающая с единицами типа темная ночь, гудящий ливень (см. об этом § 1912).

  § 1721. Как ясно из сказанного в § 1720, присловная подчинительная связь - это связь, предопределенная свойствами знаменательного слова и осуществляющаяся независимо от синтаксического места (позиции) этого слова в предложении: знаменательное слово само по себе достаточно для того, чтобы на основе действующих в языке правил выбрать для себя в качестве распространителя форму другого слова и занять роль главенствующего компонента в образовавшемся таким образом элементарном соединении слова и формы слова. Следовательно, слово обладает синтаксическими свойствами. Например, слово читать во всех своих формах (читаю, читал, читая...) может присоединять к себе разные зависимые формы других слов: читать книгу, читать с интересом, читать медленно...; слово письмо соединяется с зависимыми формами: чужое письмо, письмо другук другу), письмо от матери, письмо карандашом... Эти связи осуществляются на основе свойств самих слов и предопределяются этими свойствами; с другой стороны, зависимые формы также подчиняются определенным правилам соединения или несоединения с тем или иным словом (см. об этом § 1722). Способность слова соединяться с определенным кругом распространяющих его форм называется сочетаемостью слова, его сочетаемостными возможностями (в других терминах - валентностными свойствами слова).

  § 1722. В современном русском языке система подчинительных связей слов является очень сложной и разветвленной. Это объясняется следующими факторами.

  1) Слова разных частей речи имеют разную сочетаемость. При общности сочетаемости, связанной с принадлежностью к одной и той же части речи, у разных лексико-грамматических групп слов внутри каждого класса есть и своя собственная сочетаемость, причем группы эти могут быть очень дробны и не всегда достаточно строго разграничиваются; многие слова обладают еще и индивидуальной сочетаемостью. Например, глаголы находиться, идти и говорить в силу своего грамматического значения как части речи могут распространяться формами с обстоятельственным - пространственным значением: находиться там, дома, в саду; идти домой, по дороге, к брату; говорить у калитки, на балконе, здесь. Однако разные частные грамматические значения и разная лексическая семантика этих глаголов делают неодинаковыми как сами возможные ряды таких распространителей, так и степень их обязательности (их предсказуемость, вероятность их появления). Кроме того, очень многие слова одной части речи, объединяющиеся в многообразные и различные по объему лексико-грамматические группы, обладают вариативной сочетаемостью, т. е. способностью подчинять себе разные формы с одним и тем же значением (говорить, спросить, рассказать о ком-чем - про кого-что - насчет кого-чего; учиться рисовать - рисованию). Ва риативные связи образуют весьма сложную систему, причем правила выбора того или другого варианта очень часто оказываются не только грамматическими (например: приехать ночью - в ночь; устар. и поэт.).

  2) Определяющие (подчиненные, зависимые) формы слов имеют свои значения и свой круг синтаксических возможностей, и эти значения и возможности по-разному взаимодействуют с лексическими и грамматическими значениями слов грамматически главенствующих. Например, в сочетаниях написать статью за месяц и писать статью месяц или около месяца временной определитель за месяц (в течение месяца) чаще сочетается с глаголом сов. вида, а формы месяц или около месяца сочетаются только с глаголом несов. вида (бывало, за месяц писал большую статью; написал статью за месяц; писал статью месяц, около месяца); в сочетаниях едет ночью двадцатого и едет в ночь на двадцатое, случилось под праздник - случилось перед праздником - случилось накануне праздника формы временных распространителей безразличны к виду глагола, но различаются между собой оттенками своих собственных значений.

  3) В современном русском языке существует большое количество семантически ограниченных, а также лексически закрытых связей, т. е. таких, которые в той или иной степени ограничены словами с определенными лексическими значениями. Лексико-семантические ограничения сочетаемости могут исходить как от главного слова, так и от слова зависимого. Так, сущ. мастак, масте (тот, кто умеет хорошо делать что-н.) (разг.), зверь (тот, кто делает что-н. рьяно, с полной отдачей сил, умения) (разг.) распространяются формой на что: мастак на выдумки, мастер на всякие дела, зверь на работу (см. § 1827), и среди неотглагольных существительных такая сочетаемость составляет характерную особенность именно этих нескольких слов узкой лексической группы; что касается зависимого компонента, то он более свободен: это должно быть слово, называющее то, что может стать предметом приложения действия, деятельности, либо саму такую деятельность. Примером ограниченной сочетаемости для зависимой формы может служить форма из чего со знач. причины: она ограничена некоторыми словами - названиями внутренних состояний: сделать что-н. из жалости, из ревности, из сострадания, из любопытства и некот. др. (см. § 1794); глагольное же слово, с которым сочетаются эти распространители, может быть любым словом, называющим действие.

  4) В языке существуют двойные подчинительные связи, свойственные слову, но далеко не всегда полностью реализующиеся в предложении (например, двойная присловная связь в случае типа подарить игрушку сыну в предложении часто реализуется не полностью: подарю игрушку или подарю сыну). С другой стороны, есть случаи, когда та или иная сочетаемость слова реализуется лишь при условии одновременной связи с другой зависимой формой; например: доставить неприятность - кому-н., ожить в памяти - у кого-н., испортить настроение - кому-н./у кого-н. (см. § 1731).

  5) В современной системе подчинительных связей слов сохраняются многие явления, отражающие старые нормы; связи живые, опирающиеся на действующие грамматические правила, очень часто непосредственно взаимодействуют со связями единичными, остаточными или утрачивающимися. Так могут возникать ряды распространителей, выбор которых определяется факторами не грамматическими, а или стилистическими (домик с двумя окошками - домик в два окошка - разг. и устар. домик о двух окошках, приказ под номером шестым - офиц. приказ за номером шестым - устар. приказ номер шестой - приказ номер шесть), или семантическими (выпить молоко - молока, попросить ножичек - разг. и устар. ножичка), или вообще оказывается для современного языка свободным (письмо другу - к другу).

  Взаимодействие всех перечисленных факторов необходимо влечет за собой многоаспектность описания всей системы присловных связей в современном русском языке.

  § 1723. Независимо от своей роли и места в предложении, знаменательное слово обладает специфическими свойствами, которыми предопределяется его сочетаемость. К этим свойствам относятся: 1) принадлежность слова к той или другой части речи; 2) значение слова как представителя той или иной морфологической категории или лексико-грамматического разряда, например, вид, залог, переходность или непереходность у глагола, одушевленность или неодушевленность у существительного, собирательность у числительного; 3) морфемный состав слова, в первую очередь - характер префикса; отношения мотивированности с другими словами; 4) лексическая семантика слова, его принадлежность к той или другой семантической группе слов: разные лексические значения слова очень часто обусловливают его разное синтаксическое поведение. Все эти свойства и их комплекс в целом можно называть лексико-грамматическими свойствами или лексико-грамматическими характеристиками слова.

  Подчинительная связь слова предопределяется его лексико-грамматическими свойствами. Однако не каждое из названных выше свойств во всех случаях существенно для формирования подчинительной связи. Всегда существенно первое свойство - принадлежность к части речи: те или другие виды связи и принадлежащие им отношения распределены по грамматическим классам слов. Грамматическое значение слова внутри части речи так же, как и его морфемный состав, в одних случаях может влиять на характер подчинительной связи, в других случаях - не влияет на нее; например, префикс глагола влияет на его связь в случаях типа залететь за облака, съехать с горы и не влияет на его связь в случаях типа залететь под облака или съехать к переправе. Лексическая семантика слова очень часто влияет на характер подчинительной связи, но нередки и такие случаи, когда синтаксическая связь осуществляется независимо от лексического значения слова (например, связь согласования).

  Отсюда следует, что при формировании подчинительной связи свойства слова далеко не всегда действуют совместно. Обычны случаи, когда предопределяющим ту или иную связь оказывается не весь комплекс лексико-грамматических характеристик слова, а лишь некоторые из них или только одно свойство - принадлежность к грамматическому классу (части речи). Разными соотношениями тех или иных свойств слов предопределяются их разные подчинительные связи, а также сила или слабость связи (см. § 1727).

  § 1724. Как уже сказано, в формировании подчинительной связи и в самой необходимости ее осуществления большую роль играет лексическая семантика слов. Есть слова, которые по своему значению сами по себе достаточны для называния какого-либо определенного явления, предмета, процесса, признака; таких слов большинство. Но есть и слова, которые обязательно требуют распространителей, обеспечивающих определенность и однозначность называния, полноту обозначения, и не употребляются абсолютивно, т. е. без зависящих от них форм других слов, без распространителей. Например, сопоставление глаголов гулять и находиться или стать (сделаться) показывает, что глагол гулять сам по себе достаточен для называния определенного действия; глаголы же находиться или стать сами по себе не могут быть полными обозначениями состояния или действия и обязательно требуют распространяющей зависимой формы (находиться где, у кого, стать кем, каким); существительное дело в знач. (работа, деятельность) с достаточной определенностью называет соответствующее явление и не требует обязательного распространителя (замяться делом, найти себе дело, много дел, ответственное дело); однако это же слово в знач. (обстоятельство, положение вещей) обязательно требует распространителя или (в предложении) модальной характеристики: странное дело, веселенькое дело; Ну и дела! (Дела!)

  Слова, которые в силу своего лексического значения обязательно требуют зависимой формы с содержательно раскрывающей, информативно восполняющей функцией и практически не употребляются абсолютивно, в дальнейшем будут называться информативно недостаточными словами. Специфика связей этих слов состоит в следующем: 1) зависимое слово всегда имеет более конкретное, более определенное лексическое значение, чем слово, грамматически главенствующее; 2) соединившиеся компоненты с точки зрения смысловой, собственно содержательной, в этом сочетании не обладают свойствами раздельности: главное слово, в силу абстрактности своего значения недостаточно информативное, восполняется зависимой словоформой, обеспечивающей информативность так образовавшегося сочетания.

  К информативно недостаточным словам относится, например, такое существительное, как род в знач. (нечто вроде), всегда требующее зависимой формы в род. п. (род недуга); рассмотренное выше слово дело в знач. (обстоятельство, положение вещей); слово вещь в том же значении (у нас происходят странные вещи), такие глаголы, как быть, состоять, стать, сделаться, оказаться (быть, состоять, стать, сделаться начальником, оказаться добряком; здесь и ниже иллюстрации показывают те значения глаголов, о которых идет речь); обернуться (обернуться бедой), слыть (слыть колдуньей), выглядеть (выглядеть хорошо, плохо, выглядеть больным), веять (веет прохладой), весить (иметь вес), выдать (выдать себя за жениха), принять (принять приезжего за иностранца), превратиться (превратиться в ворчуна), относиться (хорошо относиться к людям, относиться к числу скептиков), отличать ((быть характерной чертой кого-чего-н.): стихи отличает оригинальность), отличаться ((выделяться каким-н. характерным признаком): он отличается выносливостью), обойтись (обойтись в сто рублей, плохо обойтись с соседом), свестись (свестись к пустякам); числительные, употребленные для обозначения меры количества (два дома, семь учеников, десять тетрадей), и некоторые другие слова.

  Информативно недостаточные слова по своим значениям и связям могут быть противопоставлены всей основной массе знаменательных слов как словам информативно достаточным. Однако и среди этих последних выделяются целые категории слов с высокой степенью регулярности или предсказуемости тех или иных связей. Таковы слова, называющие действие (или состояние, представленное как действие, процесс), которое обязательно предполагает предмет своего непосредственного приложения; эти слова регулярно распространяются формой, специально предназначенной для обозначения такого предмета: читать книгу, чтение книги, любить детей, думать о Родине, говорить о делах. В этом случае речь идет о регулярном обозначении предмета специально для этого предназначенной зависимой формой. С другой стороны, выделяются слова, называющие такие процессы и явления, которые обычно и естественно предполагают обстоятельственную характеристику, указание на пункт приложения, осуществления, направления: жить в деревне, жизнь в деревне, ехать в лес, поездка в город, уйти из школы, пойти домой, убежать из дома, плыть к берегу, сидеть на скамейке. В этом случае речь идет о высокой степени предсказуемости обстоятельственных распространителей. В отличие от слов информативно недостаточных, слова с грамматически регулярными и высоко предсказуемыми связями свободно могут употребляться и абсолютивно.

  § 1725. Русский язык обладает разными формальными средствами выражения подчинительной связи. Эти средства группируются в три основных вида (с дальнейшими разновидностями, которые рассматриваются ниже в специальных главах).

  Первый вид формального выражения зависимости - это уподобление формы зависимого слова формам слова главенствующего; такое уподобление осуществляется в тех случаях, когда зависимое слово изменяется по падежам, числам и родам (это - имя прилагательное, включая местоименные прилагательные, порядковые числительные и причастия), по падежам и числам (это - имя существительное) или по падежам, кроме им. п. и, за некот. исключ., вин. п. (числительные); напр.: новый дом (нового дома, новому дому...), опоздавшие пассажиры, мой брат, первый рейс; дом-башня, завод-гигант; трех столов, четырьмя столами, нескольким спортсменам. Условием для образования такой связи является возможность совпадения у соединяющихся слов падежа, числа и рода - при зависимости прилагательного, или падежа и числа либо только падежа - при зависимости существительного (дом-башня, в доме-башне..., ясли-новостройка, в яслях-новостройке...).

  Второй вид формального выражения зависимости - постановка зависимого слова в форме косвенного падежа без предлога или с предлогом; главным словом при такой связи может быть слово любой части речи, а зависимым - существительное (включая местоимение-существительное, количественное и собирательное числительное): читать книгу, сердиться на ученика, въехать во двор, сойти за жениха, следить за приборами, находиться в городе, работать за семерых, приезд отца, покупка дома, награда победителям, экзамен по математике, город на Волге, способный к наукам, наедине с собой, сильнее смерти, некто в маске, первый с краю. Степень регулярности таких связей, их обязательности или необязательности, вероятности их реализации при том или ином слове в разных случаях различна: она определяется многими условиями; характер отношений между соединившимися словами также оказывается в разных случаях различным. Однако формальный способ выражения зависимости - присоединение к слову падежной формы имени - во всех случаях совпадает.

  Примечание 1. Внутри такого формального способа выражения зависимости есть один частный. случай, когда присоединение зависимой формы сопровождается ее своеобразным уподоблением главенствующему слову. Это те случаи, когда предлогом дублируется префикс глагола или имени, словообразовательно соотносительного с глаголом (далее такие имена будут называться глагольными); въехать в город, сбежать с горы, наскочить на ограду, подлезть под изгородь, забежать за дом, отскочить от стены, дотянуться до ветки, въезд в город, вмятина в цистерне, наклеивание (этикеток) на коробки, см. об этом § 1740-1744.

  Примечание 2. В предложении место зависимого существительного очень часто оказывается занято прилагательным: сердится на непонятливых, следите за бегущими, старый шалаш развалился, построим новый, малыш, а сильнее десятилетнего.

  Третий вид формального выражения зависимости - присоединение к главенствующему слову такого слова, которое не имеет форм изменения: наречия, неизменяемого прилагательного, а также компаратива, инфинитива или деепричастия, которые синтаксически ведут себя как самостоятельные слова. Главным словом при этом может быть глагол, существительное, прилагательное, количественное числительное, а также - при сочетаниях с наречием или компаративом - местоимение-существительное. При этом виде связи формальным показателем зависимости служит сама неизменяемость зависимого слова, а внутренним, семантическим показателем - возникающие отношения: бежать быстро, поворот направо, цвет беж, шинель внакидку, золотистый сбоку, шестой слева, трое наверху, приказ наступать, решиться уехать, поступить умнее, люди постарше, кто-нибудь поопытнее.

  § 1726. При всех видах подчинительной связи между соединившимися словами возникают те или иные отношения. Эти отношения неоднородны. Главное слово всегда так или иначе дополняется, конкретизируется зависимой формой. Однако в одних случаях это дополнение и конкретизация имеет собственную семантическую характеристику (см. ниже гр. 1 и 2), а в других случаях значимая сторона связи не устанавливается и отношения являются только информативно восполняющими (гр. 3). В наиболее обобщенном виде отношения, возникающие при подчинительных связях слов, предстают в следующем виде.

  1) Объектные отношения, т. е. отношения между называемым в слове действием или состоянием и тем предметом (в широком смысле этого слова), на который направлено действие или с которым сопряжено состояние. Таковы, например, отношения в сочетаниях писать письмо, думать о делах, подарить другу альбом, следить за приборами, покупка дома, разговор о спектакле, сердит на сына, готовность к борьбе. В "Русской грамматике" термин "объект" (и, соответственно, "объектные отношения") употребляется в широком смысле - для обозначения предмета (собственно предмета, явления, лица) в его обращенности к тому действию (деятельности, процессуальному или непроцессуальному состоянию), которое на этот предмет направлено. Эта обращенность в языке показана формально: в присловных связях объект выражается косвенным падежом существительного (о случаях выражения объекта инфинитивом см. § 1777). Обращенность к предмету, направленность на него не равна воздействию на этот предмет: смысловые отношения здесь сложнее. Например, в таких случаях, как чинить мотор или бранить озорника за грамматическим объектом стоит предмет непосредственного воздействия; однако в таких случаях, как радоваться игрушке или сердиться на сына в форме грамматического объекта сосредоточено уже значение предмета, к которому обращено эмоциональное состояние и, одновременно, предмета, вызвавшего, стимулировавшего это состояние; в таких случаях, как восхищать слушателей, полюбиться зрителям, сниться ребенку в грамматическом объекте сосредоточены значения как предмета, к которому направлено названное в глаголе процессуальное состояние, так и, одновременно, предмета, испытывающего состояние ((слушатели восхищаются), (зрители полюбили), (ребенок видит во сне)). Такие значения рассмотрены в § 1970.

  2) Определительные отношения, т. е. отношения, при которых предмет, явление, действие, состояние, признак определяется со стороны своего внешнего или внутреннего качества, свойства, принадлежности, а также получает различные обстоятельственные характеристики: отцовский дом, дом отца, новый парк, парк у озера, жить в городе, жизнь в городе, Москва с птичьего полета, город ночью, идти медленно, ехать на большой скорости, езда на большой скорости, ночёвка по-походному, совет друга. Определительные отношения могут быть или собственно определительными (зависимая форма отвечает на вопросы какой? чей? который?) или обстоятельственно-определительными (зависимая форма отвечает на вопросы как? каким образом? когда? с каких пор? до каких пор? где? куда? откуда? зачем? почему? при каких условиях? и другие вопросы обстоятельственных значений).

  Одним из видов определительных значений являются отношения субъектные, возникающие при сочетании имени, называющего действие, состояние или свойство, с родительным падежом имени, называющего производителя действия или носителя состояния, свойства: приезд отца, отчаяние матери, белизна снегов. Такие отношения называются субъектно-определительными.

  Примечание. В дальнейшем изложении термином "определительные отношения" могут обозначаться все виды определительности. Частные виды обстоятельственных определительных отношений могут обозначаться как "отношения пространственные", "временные", "целевые", "причинные", "способа" или "образа действия", "условия" и др. (см. § 1781-1804).

  3) Отношения информативного восполнения или восполняющие, при которых зависимое слово не несет ни объектного, ни определительного значения, а содержательно необходимо восполняет собою главенствующее слово, т. е. образует вместе с ним минимальное информативно достаточное словосочетание. Такие отношения возникают прежде всего при информативно недостаточных словах (см. § 1724).

  Примечание. В отдельных случаях отношения информативного восполнения возникают и при информативно достаточных словах, способных употребляться абсолютивно. Это случаи закрытой или ограниченной сочетаемости, близкой к фразеологизации, такие, как закатиться плачем, смехом; обрасти мохом, волосами, бородой...; пахнуть сеном, табаком, дымом...; болеть гриппом, тифом...; сюда же относятся некоторые случаи сочетания глагола с инфинитивом: благоволите ответить, извольте подчиниться, не преминул напомнить (см. § 1776).

  Дальнейшая дифференциация отношений опирается, во-первых, на разграничение разных видов объектов (например, объект конкретного действия, объект мысли, объект речи, объект-орудие, объект-адресат), во-вторых, на разграничение разных значений определительности. Однако главная сложность системы отношений, возникающих при подчинительных связях, состоит не в многообразии разных видов объектов и определителей, а в том, что названные три вида отношений постоянно взаимодействуют друг с другом и этим создаются комплексные, диффузные отношения, т. е. отношения, которые совмещают в себе значения восполняющие и определительные, восполняющие и объектные, объектные и определительные, а в некоторых случаях - и те, и другие, и третьи одновременно. Связи, несущие в себе эти нерасчлененные, комплексные значения, обнаруживают одновременно признаки как тех, так и других отношений. Например, в случаях типа наскочить на препятствие, залететь за облака, добраться до избушки совмещаются отношения, во-первых, восполняющие, поскольку глагольная приставка на-, за-, до- требует восполнения косвенным падежом с предлогом на, за, до (что не исключает возможных связей этих глаголов и с другими зависимыми формами); во-вторых, объектные, поскольку зависимые формы здесь везде обозначают предмет приложения действия; в-третьих, определительные (обстоятельственные), так как данные зависимые формы несут в себе свое собственное - обстоятельственное (пространственное) значение. В случаях типа находиться в доме (дома), пребывать на посту (здесь) совмещаются отношения определительные (обстоятельственные) и восполняющие; в случаях типа книгам враг ([Чацкий:] А тот, чахоточный, родня вам, книгам враг... Гриб.); ровесник брату, отец солдатам (Полковник наш рожден был хватом, слуга царю, отец солдатам. Лерм.) совмещаются отношения объектные и определительные (одинаково возможна постановка вопросов: ровесник кому? и чей? отец кому? и чей?); в случаях типа говорить перед аудиторией, речь перед собравшимися совмещаются отношения объектные и определительно-обстоятельственные (пространственные); в случаях типа сходить за врачом, идти по ягоды (прост. и устар.) также совмещаются отношения объектные и определительно-обстоятельственные (целевые). Так возникают комплексные отношения: определительно-восполняющие, объектно-восполняющие, обстоятельственно- и объектно-восполняющие, объектно-определительные.

  Неразграниченность, комплексность отношений всегда создается взаимным действием разных свойств слов - их грамматических и лексических значений.

  Таким образом, смысловая сторона подчинительных связей, характер стоящих за ними отношений - очень различны, неоднородны. Однако у всех этих отношений есть одна общая черта, противопоставляющая их тем отношениям, которые возникают в предложении между его главными членами: ни восполняющие, ни объектные, ни определительные отношения не формируют сообщения: они не относят образовавшуюся на их основе синтаксическую единицу в какой-либо временной план, не соотносят потенциально заключенную в этой единице информацию с каким-либо протекающим во времени отрезком действительности (см. § 1894).

  § 1727. В зависимости от того, какие свойства слова предопределяют связь и в каком соотношении друг с другом они находятся, подчинительная связь может быть более обязательной или менее обязательной; в то же время осуществление связи может быть или строго ограничено определенными условиями, или такие ограничения минимальны. Разная степень обязательности или необязательности связи, а также разные условия, ограничивающие связь, в сочетании с характером возникающих отношений являются основаниями для разграничения сильных и слабых подчинительных связей.

  При сильной связи всегда реализуются восполняющие или объектные отношения, а также нерасчлененные объектно-восполняющие или объектно-обстоятельственно-восполняющие отношения (см. § 1726). Во всех случаях распространения информативно недостаточных слов, при любой грамматической форме подчинения, возникает связь, обязательная с точки зрения лексико-грамматических свойств главенствующего слова и ограниченная самими списками этих слов (см. § 1724). Возникающие при этой связи восполняющие отношения всегда свидетельствуют о сильной подчинительной связи. Сильная связь возникает, далее, во всех тех случаях, когда лексико-грамматическими свойствами слов предсказано их распространение формами с объектным значением. Например, свойства глагола избрать - его значение как части речи (процессуальностъ) и его переходность требуют зависимой формы с объектным значением: в сочетании избрать депутата реализуется сильная связь; свойства существительного обработка - его значение как части речи (предметность) и его мотивационные отношения с переходным глаголом (обработать - обрабатывать) требуют зависимой формы с объектным значением: в сочетании обработка информации осуществляется сильная связь; свойства глагола велеть - его грамматическое (процессуальное) значение и его лексическая семантика (знач. адресованного волеизъявления) требуют двух зависимых форм: формы с объектным значением (велеть кому) и формы со знач. объектно-восполняющим (велеть что: делать/сделать что-н.): в сочетании велеть сыну учиться осуществляется сильная связь (о двойной сильной связи см. § 1729). Из приведенных примеров видно, что для осуществления сильной связи требуется не только принадлежность главенствующего слова к определенной части речи, но и действие других свойств слова: его морфологического значения или морфемного состава (см. в § 1726 о связи типа залететь за облака) и его лексической семантики.

  При слабой связи, т. е. тогда, когда связь предопределяется только принадлежностью главенствующего слова к определенной части речи, реализуются определительные отношения. В таких случаях, как новый дом, очень хороший, ехать быстро, ждать час, опоздать из-за электрички, дом у дороги, комната на двоих, крышка чайника, дом отца синтаксическая связь предопределяется принадлежностью главенствующего слова к той или иной части речи: слову достаточно быть существительным для того, чтобы оно могло соединиться с определяющими его прилагательным или с другим существительным в форме косвенного падежа; любой глагол способен определяться наречием или предложно-падежной формой имени с обстоятельственным значением.

  Сильные и слабые связи, в большинстве случаев четко и определенно противостоящие друг другу, в то же время не разделены непроходимой гранью: у них есть точки соприкосновения, взаимодействия, и результатом этого взаимодействия является существование в языке определенного круга таких присловных зависимостей, которые совмещают в себе признаки сильной и слабой связи. Это - все случаи, когда в возникающих отношениях совмещаются значения объектное и определительное (лечиться уколами - чем? и как?; лечение гипнозом - чем? и какое?; гимн труду - чему? и какой?; добывать хлеб трудом - чем? и как, каким способом?) или восполняющее и определительное (находиться поблизости). Связи, характеризующиеся такими двойственными отношениями, имеют признаки как сильных, так и слабых связей.

  § 1728. В современном русском языке традиционно выделяется три вида подчинительной связи: согласование, управление и примыкание. При разграничении и определении этих связей должны приниматься во внимание не только строго формальные виды соединения, но и неотделимая от этих видов значимая сторона связи, т. е. возникающие на ее основе отношения, а также фактор силы или слабости связи.

  Согласование - это подчинительная связь, которая выражается уподоблением формы зависимого слова форме главенствующего слова в роде, числе и падеже, либо в числе и падеже, либо только в падеже, и означает отношения собственно определительные: новый дом, кто-то чужой, дом-башня, ясли-новостройка. Согласование является слабой связью. Главным словом при согласовании может быть существительное, местоимение-существительное и количественное числительное в форме им.-вин. п. При информативно недостаточных словах согласование совмещает определительное значение со значением восполняющим и таким образом приобретает признаки сильной связи: веселенькое дело, непостижимые вещи.

  Управление - это подчинительная связь, которая выражается присоединением к главенствующему слову существительного в форме косвенного падежа (без предлога или с предлогом) и означает отношения восполняющие или объектные либо контаминированные: объектно-восполняющие или объектно-определительные. Связь управления может быть сильной и слабой. При сильном управлении возникают отношения восполняющие или объектные либо их контаминации (в эти контаминации могут включаться и обстоятельственные отношения): стать ученым, пребывать в неведении, мастак на выдумки, склонный к размышлениям, два студента, наедине с собой; читать книгу, покупка дома, сердитый на всех; нарваться на грубость; добраться до дома, съехать с горы. Управление, при котором объектные отношения контаминируются с определительными (например: пилить пилой, гимн труду), принято относить к слабому управлению. Главным словом при управлении может быть знаменательное слово любой части речи.

  Примыкание - это подчинительная связь, существующая в двух видах, из которых каждый получает самостоятельное определение. Различается примыкание в узком смысле слова (или собственно примыкание) и примыкание в широком смысле слова (падежное примыкание). Собственно примыкание - это связь, при которой в роли зависимого слова выступают слова неизменяемые: наречие, неизменяемое прилагательное, а также инфинитив, компаратив или деепричастие. При этом могут возникать различные отношения: при примыкании инфинитива - восполняющие (умудриться упасть), объектные (учиться рисовать, согласиться поехать), или обстоятельственно-определительные (зайти поговорить); при примыкании наречия, деепричастия или компаратива - определительные (говорить медленно, читать быстрее, необычайно интересный, город ночью, второй слева) или определительно-восполняющие (находиться поблизости, обойтись дорого, числиться здесь, становиться умнее); при примыкании неизменяемого прилагательного - собственно определительные (цвет индиго, волны цунами, юбка мини, мальчик постарше). Примыкание неизменяемых слов может быть сильным - при восполняющих и объектных отношениях, или слабым - при определительных отношениях. Главенствовать при этой связи может знаменательное слово любой части речи.

  Падежное примыкание - это присоединение к знаменательному слову (любой части речи) падежной (без предлога или с предлогом) формы имени с определительным значением: приехать пятого мая, прийти к вечеру, ложка из дерева, город на Волге, домик в два окошка, серый в клеточку, красивый лицом (разг.), крышка чайника, впереди на шаг, кто-то в голубом, первый в шеренге. При падежном примыкании возникают отношения определительные, субъектно-определительные или - при информативно недостаточных словах, требующих обстоятельственного распространителя, - обстоятельственно-восполняющие (находиться на берегу, числиться на заводе, обойтись в сто рублей, задолго до рассвета). Таким образом, при информативно недостаточных словах падежное примыкание, как и согласование, может быть сильной связью.

  Традиционно в описательных грамматиках падежное примыкание относится к слабому управлению. Однако мысль о необходимости разграничения этих связей развивалась многими исследователями начиная с А. А. Потебни. При управлении связью действительно управляет целый комплекс лексико-грамматических свойств слова. При падежном примыкании связь предсказана только значением главного слова как части речи (исключение составляют несколько требующих обстоятельственного распространителя информативно недостаточных слов), и возникающие отношения носят более конкретный характер, чем при управлении; за исключением объектного инфинитива, это - те же определительные или восполняющие отношения, которые принадлежат собственно примыкающим формам (ср.: говорить запинаясь и с запинкой, находиться дома и в доме, приехать утром и к утру, обойтись дорогой в сто рублей). Связь управления охватывает хотя и очень широкий круг слов, но все же такой, который может получить определенные грамматические и лексико-семантические характеристики. Что касается связи падежного примыкания, то для нее как для вида связи в целом какие-либо специальные грамматические или лексико-семантические ограничения отсутствуют. Далее, как это будет показано ниже, при управлении и при падежном примыкании различествуют значения самих зависимых форм: при управлении эти значения более абстрактны, при падежном примыкании - более конкретны (их иногда квалифицируют как "неграмматические"). Все это показывает, что объединение управления и падежного примыкания под общим названием "управления" уводит от познания внутренних различий этих подчинительных связей.

  § 1729. Наряду с такими сильными связями, при которых главным словом предопределена одна зависимая форма (такие связи являются одиночными), в языке существуют двойные сильные связи, составляющие специфическую принадлежность глагола. Двойную связь имеют те переходные глаголы, а также мотивированные глаголами имена, лексико-грамматическими свойствами которых предопределяется наличие при слове двух зависимых форм с объектным значением. Двойная связь у глагола может быть предопределена или его морфемным составом или его принадлежностью к лексико-семантической группе слов; действие семантического фактора имеет место и в тех, и в других случаях. Так, например, переходные глаголы с префиксами на-, за-, о-, об-, от-, у-, с-, вы-, до-, пре- имеют при себе два сильноуправляемых падежа: вин. п. беспредложный и другой косвенный падеж беспредложный либо с предлогом, дублирующим приставку: наполнить бак водой, заклеить забор объявлениями, облепить стену картинками, соединить окраину с центром, дотянуть провод до окопа, сорвать объявление со стелы, наклеить этикетку на коробку, вбить гвоздь в стену. Двойную сильную связь имеют глаголы со знач. передачи, снабжения, информирования (дать игрушку ребенку, снабдить туристов продовольствием, угостить гостей чаем, сообщить новость собравшимся, отказать посетителю в просьбе), глаголы соединения, взаимного отношения (соединить одно с другим, мирить мужа с женой, ссорить соседа с соседом), а также некоторые отдельные глаголы. Двойная сильная связь представлена в случаях сильного примыкания инфинитива к глаголу воленаправленного акта, обязательно предполагающему исполнителя (предложить другу приехать, поручить комиссии разобраться, велеть ученику остаться). В глагольных существительных со знач. действия двойная сильная связь обычно сохраняется: заклеивание забора объявлениями, снабжение туристов продовольствием, примирение мужа с женой (о замене вин. п. род. п. см. §1732, 1810).

  Примечание 1. В предложении глаголы с двойной сильной связью очень часто употребляются лишь с одной из двух своих сильноуправляемых форм; например: наполнить бак водой - наполнил бак, дай игрушку, угостил чаем, предложили остаться, заклеили забор, вбей гвоздь; см. об этом § 1999.

  Примечание 2. От двойной сильной связи следует отличать случаи обычной реализации при слове двух разных связей: двух слабых связей (его дочка Маша, новый мост через реку, выступить на собрании по поводу недостатков, лечь на диван отдохнуть, увязнуть по колено в грязи) или слабой и сильной связи (послать сына в школу, помочь колхозу техникой, ударить рукой о барьер); см. об этом § 1808, 1861.

  § 1730. В системе подчинительных связей слов выделяются вариативные связи, т. е. такие взаимозамещающиеся связи, которые выражают одни и те же отношения разными формальными средствами. При варьировании связи зависимые формы могут или полностью совпадать по своему значению (смысловая дублетность), или различаться оттенками значений (синонимия). Вариативность может осуществляться как внутри одного вида связи, прежде всего в управлении (говорить о чем - про что, удивляться чему-н. - на что-н.) и примыкании (молчать за обедом - во время обеда, человек трудной судьбы - с трудной судьбой), так и между разными связями - между управлением и примыканием (дать людям отдохнуть - дать людям отдых, разрешить детям гулять - прогулку) или между согласованием и примыканием (город ночью - ночной город, ложка из дерева - деревянная).

  Вариативные связи, выражающие не определительные отношения, и вариативные связи, выражающие различные определительные отношения, требуют раздельных характеристик.

  1) Вариативность связей, выражающих не определительные отношения, может предопределяться двумя различными факторами. Во-первых, наличием в языке разнообразных равнозначных средств связи и форм, способных выражать одни и те же значения, - с расхождением в оттенках этих значений и в стилистической окраске или без такого расхождения; это предложные и беспредложные связи: забыть друга - о друге - про друга, выпить воду - воды, принести хлеб - хлеба, тосковать о доме - по дому, памятник поэта - поэту, бросить курить - курение, готовый к борьбе - бороться. Яркие примеры многочленных вариативных рядов дают связи информативно недостаточных слов: числиться отстающим - в отстающих - среди отстающих, состоять (где-л.) переводчиком - в переводчиках - в качестве переводчика, прочить (кого) директором - в директора - директорствовать.

  Во-вторых, вариативные связи могут предопределяться соединением в слове разных компонентов значения, т. е. таких семантических элементов, которые принадлежат словам разных семантических групп, имеющих каждая свои характерные связи. Явления этого второго круга наиболее сложны. Прежде всего, нередки случаи вариативности, вызванной взаимодействием лексической семантики слова или его грамматического значения с его морфемным составом. Например, вариативность связи в случаях типа переступить порог - через порог, перейти дорогу - через дорогу объясняется тем, что вин. п. без предлога вызван переходностью глагола, а форма черезо что - наличием в нем преф. пере-; аналогично: дождаться утра - до утра, согласиться на чье-л. предложение (ср.: ответить, откликнуться на что) - с чъим-л. предложением (ср.: смириться, свыкнуться с чем). С другой стороны, в слове могут взаимодействовать семантические элементы разных собственно лексико-семантических классов. Так, вариативность связи полный воды и полный водой поддерживается наличием связей налить воды (насыпать песку, набросать камней...) и наполнить водой (заполнить камнями, набить вещами...); вариативная связь гнушаться чем и чего отражает связи типа брезговать чем и избегать чего; аналогично: запрет чего - на что (запрещение чего и вето, отказ на что), уважение кого - к кому (уважать, любить кого и любовь, признательность к кому), поддаться уговорам - на уговоры (отдаться чему и склониться, согласиться на что), дергать веревку - за веревку (брать что и держаться, хвататься за что).

  Разнообразными лексико-семантическими взаимодействиями объясняются многочисленные случаи развития у глагольных имен вариативной связи, не свойственной глаголу. Например: запрещение ввоза - на ввоз (но только запретить ввоз), улучшение работы - в работе (но только улучшать работу), обвинение изготовителя - изготовителю - офиц. в адрес изготовителя и по адресу изготовителя (но только обвинять изготовителя), страх смерти - перед смертью (но только страшиться смерти), уколы самолюбия - самолюбию - для самолюбия (но только уколоть самолюбие), договор о соревновании - нов. газ. на соревнование (но только договориться о соревновании), разговоры о выставке - про выставку - насчет выставки - разг. вокруг выставки (но разговаривать о выставке - про выставку - насчет выставки).

  Слова (или слово) с вариативной связью могут выделяться из общего состава той или иной лексико-семантической группы слов, очерчиваемой с достаточной степенью определенности и имеющей свою характерную сильную связь. Причины этого явления - в разнообразных семантических взаимодействиях слов. Например, существительные со знач. недружественного, враждебного действия агрессия, акция, репрессия, преступление управляют род. падежом с предлогом против (агрессия против кого-н.); в этом ряду слово преступление имеет вариативную связь: преступление против кого - перед кем. -н. - под влиянием связи вина, ответственность, долг перед кем-н. В ряду слов интересоваться, любоваться, наслаждаться, пленяться, восторгаться кем-чем-н. слово любоваться имеет вариативную связь: любоваться кем-чем-н. - на кого-что-н. - под влиянием связи смотреть, глядеть на кого-что-н. Аналогично: решиться, отважиться, поддаться на что, но склониться на что-н. - к чему-н. (под влиянием клониться к чему-н.); смириться, примириться с чем-н., но согласиться с чем-н. - на что-н. (под влиянием решиться на что-н.). Во всех приведенных примерах и многих других подобных случаях имеет место смысловая дублетность варьируемых форм.

  2) Вариативность связей, выражающих определительные отношения, чаще всего объясняется наличием равнозначных средств связи и форм подчинения; фактор сложности значения слова здесь не играет той роли, которую он играет в случаях, описанных в п. 1. Зато здесь гораздо большую роль играют значения самих варьируемых форм, и поэтому их смысловая дублетность здесь - явление более редкое; в этих случаях обычны элементы смыслового различия: молчать за обедом - во время обеда, пятнышко величиной с вишню - в вишню, деревня за версту от города - в версте от города, жизнь в деревне - деревенская, замкнутый на людях - при людях, устать ждать - от ожидания, прийти обедать - на обед, удовольствие встречи - от встречи, незадолго до праздника - перед праздником, причина беспокойства - беспокойству - для беспокойства, контроль деятельности - за деятельностью - над деятельностью, волнение в десять баллов - десять баллов. Во многих случаях варьируемые формы - как при сильных, так и при слабых связях - различаются стилистически.

  § 1731. В отношения сильной и слабой связи может вступать не одна форма, а группа форм, чаще всего - две. Такая группа может быть грамматически главенствующей (главной) или грамматически подчиненной.

  К случаям грамматического главенствования группы относятся все те случаи, когда главенствующая группа форм в употреблении не может быть расчленена, т. е. зависимая форма не может быть присоединена ни к одному из входящих в главную группу слов в отдельности: обойтись плохо с посетителем (отсутствует связь *обойтись с посетителем), поступить не по-товарищески с одноклассником (*поступить с одноклассником), сходить за книгой брату (*сходить брату), пожать руку гостю, испортить жизнь юноше.

  Группы форм, находящиеся в зависимой позиции, - это группы двупадежного примыкания, при котором группа или не членится (идти след в след, стоять плечом к плечу, твердить изо дня в день, жить дом с домом, приехать между июлем и сентябрем, поговорить с глазу на глаз), или членится, однако в зависимой позиции ведет себя как целостная и отдельная синтаксическая единица (ехать от Москвы до Ленинграда, гулять от зари до зари, переехать из города в деревню, явиться за час до отправления, ночь с пятницы, на субботу, путь из лаборатории на завод).

  § 1732. В глагольных существительных, в существительных и наречиях, словообразовательно связанных с прилагательными, сильные связи, характерные для глагола или прилагательного, могут наличествовать или отсутствовать. Единые грамматические правила мены зависимых форм здесь отсутствуют; исключением является регулярно действующее правило о замене сильноуправляемого беспредложного приглагольного винительного родительным падежом у глагольного имени: защищать отечество - защита отечества - защитник отечества, читать книгу - чтение книги - читатель книги, завоевать страну - завоевание страны - завоеватель страны. Такой замене препятствует лишь (но не исключает ее) возможное совпадение в форме род. п. субъектного и объектного значений: любить друга, но любовь к другу (так как в любовь друга не разграничиваются отношения объекта и субъекта: (любить друга) и (любит друг)); аналогично: ненавидеть врага, уважать учителя, но ненависть к врагу, уважение к учителю. При глагольных именах регулярен также инфинитив с объектным значением: завещать бороться - завет бороться, приказать роте наступать - приказ роте наступать, готовый спорить - готовность спорить.

  Другие сильные приглагольные связи в глагольном имени могут наличествовать (покориться судьбе - покорный судьбе - покорность судьбе, мешать радиоприему - помехи радиоприему, нуждаться в помощи - нужда в помощи, сочувствовать другу - сочувствие другу, владеть языками - владение языками, отличаться от всех - отличный от всех, отличие от всех, разочароваться в друге - разочарование в друге), но часто, под влиянием других приименных связей, отсутствуют (доверять товарищу, но доверие к товарищу и товарищу, участвовать в походе, но участник похода, командовать полком, но командир полка, победить врага, но победа над врагом, судить преступника, но суд над преступником).

  Влиянием других именных связей объясняется показанная в § 1730 вариативность связей у глагольных существительных: ценить дружбу, но цена дружбы и дружбе, восхищаться героизмом, но восхищение героизмом и перед героизмом, покупать дом, но покупатель дома и на дом (офиц.), заверять кого-н. в дружбе, но заверения в дружбе и о дружбе.

  Что касается слабых приглагольных связей, то в глагольных именах эти связи присутствуют с большой степенью регулярности: ездить верхом - езда верхом, работать санитаркой - работа санитаркой, дежурить по команде - дежурство по команде, играть на скрипке - игра на скрипке, спать до полудня - сон до полудня, столкнуться лоб в лоб - столкновение лоб в лоб, передать сигнал с корабля на берег - передача сигнала с корабля на берег.

  § 1733. В формировании связи существенна роль не только главного слова, но и зависимой формы. Слово, своими лексико-грамматическими свойствами предопределяющее связь, соединяется не с любой произвольно избранной формой другого слова, а с той, которая предназначена в языке для образования этой связи. Возможности выбора могут быть или узкими, ограниченными или более свободными, но эти возможности никогда не безграничны. Говоря о зависимых единицах в присловных связях, следует разграничивать понятия формы слова как отвлеченного грамматического образца и словоформы как видоизменения по этому образцу определенного, конкретного слова (см. § 1113). Во многих случаях для характеристики подчинительной связи слов того или иного класса достаточно указания только на форму зависимого слова; например, связь согласования - это связь существительного с грамматически уподобляемой ему формой прилагательного; один из видов связи примыкания - это соединение глагола с наречием; один из видов связи управления - это соединение переходного глагола с формой вин. п. существительного. В подобных случаях значение зависимой формы - максимально отвлеченное, оно абстрагируется непосредственно от возникающих при подчинительной связи синтаксических отношений. В других случаях для характеристики подчинительной связи слов какой-либо части речи или группы слов внутри этой части речи требуется определение не просто формы зависимого слова, а вступающих в такую связь зависимых словоформ. Так, в падежном примыкании при обстоятельственных отношениях конкретные, частные виды таких отношений, как правило, выражаются формами слов только определенной лексической семантики, т. е. определенными словоформами (например, пространственные отношения выражаются формами слов, имеющих конкретно-предметные значения, или слов, называющих место, территорию). Синтаксическая роль разных форм слов обобщенно представлена в разделе "Синтаксис формы слова".

  Ниже следует описание подчинительных связей слов отдельных частей речи. Описываются все виды связи, но, естественно, не все слова, имеющие ту или другую связь. Сведения о синтаксических связях того или другого отдельного слова читатель должен искать в словарях современного русского литературного языка.


Предыдущая глава Содержание Следующая глава
E-mail Rambler's Top100 Rambler's Top100
Хостинг от uCoz