ЧАСТИЦЫ

АКАДЕМИЯ НАУК СССР
ИНСТИТУТ РУССКОГО ЯЗЫКА

РУССКАЯ ГРАММАТИКА

Предыдущая глава Содержание Следующая глава

ЧАСТИЦЫ

*

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

   § 1689. В классе частиц объединяются неизменяемые незнаменательные (служебные) слова, которые, во-первых, участвуют в образовании морфологических форм слов и форм предложения с разными значениями ирреальности (побудительности, сослагательности, условности, желательности); во-вторых, выражают самые разнообразные субъективно-модальные характеристики и оценки сообщения или отдельных его частей; в-третьих, участвуют в выражении цели сообщения (вопросительность), а также в выражении утверждения или отрицания; в-четвертых, характеризуют действие или состояние по его протеканию во времени, по полноте или неполноте, результативности или нерезультативности его осуществления. Перечисленные функции частиц группируются, с одной стороны, в функции формообразования, с другой стороны, в функции разнообразных коммуникативных характеристик сообщения. Общим для всех этих функций является то, что во всех случаях в них присутствует значение отношения: или отношения (отнесенности) действия, состояния либо целого сообщения к действительности, или отношения говорящего к сообщаемому, причем оба эти вида отношений очень часто совмещаются в значении одной частицы. Значением частицы как отдельного слова является то отношение, которое выражается ею в предложении.

   В соответствии с названными функциями выделяются следующие основные разряды частиц: 1) формообразующие частицы (частицы, образующие формы слов, и частицы, образующие формы предложений); 2) отрицательные частицы; 3) вопросительные частицы; 4) частицы, характеризующие признак (действие или состояние) по его протеканию во времени, по полноте или неполноте, результативности или нерезультативности осуществления; 5) модальные частицы; 6) частицы - утверждающие или отрицающие реплики диалога. Существенно при этом, что модальные (оценочные, экспрессивные) значения в том или ином виде присутствуют и в частицах отрицательных, вопросительных, характеризующих действие по его протеканию или результативности, в частицах-репликах.

   По своему строению все частицы делятся, с одной стороны, на первообразные и непервообразные, с другой стороны, на простые и составные; составные частицы делятся на расчленяемые и нерасчленяемые; внутри составных частиц выделяются частицы-фразеологизмы.

   Характерной чертой многих частиц является то, что по своему строению и функциям они сближаются с наречиями, союзами или междометиями и не всегда могут быть им строго противопоставлены; во многих случаях частицы сближаются также с вводными словами (они описаны в разделе "Синтаксис. Простое предложение").

РАЗРЯДЫ ЧАСТИЦ ПО СТРОЕНИЮ

   § 1690. Первичным делением частиц с точки зрения их формального строения является их деление на первообразные и непервообразные. К первообразным относятся простейшие, за несколькими исключениями односложные частицы, в современном языке не имеющие живых словообразовательных связей и формальных соотношений со словами других классов; это частицы бишь (прост.), бы, вишь (прост.), да (в составе формы повелит. накл.), де (разг.), дескать (разг.), же, ин (прост.), ишь (разг.), -ка, мол (разг.), не, небось (прост.), нет, неужели, нехай (прост.), ни, ну, -с, сём (прост.), таки, те (прост.), -то, уж, чай (прост.). Все остальные частицы являются непервообразными. Другое деление частиц - на простые и составные. Простыми называются частицы, состоящие из одного слова; составными - частицы, образовавшиеся из двух (реже - более) слов: двух частиц, частицы и союза, частицы и предлога, а также частицы и изолировавшейся от своего класса глагольной формы или наречия. Составные частицы могут быть нерасчленяемыми - их компоненты в предложении не могут быть разделены другими словами, или расчленяемыми: их компоненты в предложении могут быть разделены другими словами. Внутри составных частиц выделяются частицы-фразе- ологизмы: это слившиеся воедино несколько служебных слов (или служебных слов и изолировавшихся от своих классов наречий, форм местоименных слов либо глаголов), живые отношения между которыми в современном языке отсутствуют; такие частицы также могут быть расчленяемыми или нерасчленяемыми.

   К простым частицам относятся все первообразные частицы (см. выше), а также частицы, в разной степени обнаруживающие живые связи с союзами, местоименными словами, наречиями, глаголами или предлогами. Кроме первообразных частиц, к простым частицам относятся: а, благо, более, больше, буквально, бывает, бывало, было, будто, ведь, во (прост.), вовсе, вон, вот, вроде, всё, всего, где, гляди, да (не в составе формы повелит. накл.), давай(те), даже, дай(те), действительно, единственно, если, еще, знай, и, или, именно, как, какое, куда, ладно, ли, лучше, никак (прост., вопросит.), ничего, нечего, но, однако, окончательно, оно, поди (прост.), положительно, просто, прямо, пусть, пускай, разве, решительно, ровно, самое, себе, скорее, словно, совершенно, спасибо (в знач. (хорошо)), так, там, тебе, тоже, только, точно, хоть, чего, чисто (прост.), что, чтоб, чтобы, эк, это. Как уже сказано, все эти частицы имеют тесные внешние и внутренние связи с другими классами слов: в них в разной степени присутствуют элементы значений наречий (буквально, благо, во (прост.), вовсе, вон, вот, где, действительно, единственно, еще, именно, как, куда, ладно, нечего, ничего, окончательно, положительно, просто, прямо, решительно, совершенно, совсем, так, там, хорошо), местоименных слов (всё, всего, какое, оно, самое, себе, тебе, чего, это), глаголов (бывает, бывало, было, давай(те), дай(те), знай, смотри), союзов (а, благо, будто, ведь, да, даже, если, же, и, или, ли, но, однако, пусть, пускай, разве, ровно, словно, тоже, только, точно, хоть, что, чтоб, чтобы), компаративов (более, больше, лучше, скорее: Скорее умрет, чем согласится; Скорее бы каникулы!), предлогов (вроде: Вроде кто-то зовет?), междометий (эк, спасибо: Их, какая жара! места не найдешь. Спасибо в погребе соснула маленько. Н. Успенский). Иногда в одном и том же слове близость и переплетение значений частицы и союза, частицы и наречия, частицы и глагола, частицы и местоимения, частицы и междометия настолько тесны, что противопоставление друг другу таких значений как принадлежащих словам разных классов оказывается неправомерным, и слово должно квалифицироваться как "частица-союз", "частица-наречие", "частица-местоимение" и т. д.; см. об этом § 1699.

   Составные частицы делятся на две группы.

   1) Нерасчленяемые частицы: а то (- Не боишься? - А то боюсь!; Пустят ночевать? - А то не пустят); без того (Человек он и без того молчаливый, а тут и вовсе замкнулся. Полев.; Некогда ждать, без того уже опаздываем); было б (прост.) (Было б мне не оставаться, а уехать домой!); в ряд ли; всего-навсего (Времени всего-навсего час); всё же; глядь и (разг.) (Ждал-ждал, глядь и заснул); далеко не (далеко не уверен в успехе; далеко не красавица); диви бы (прост.) (Диви бы дело знал, а то ведь неуч!); до чего (Хорош до чего лес! До чего ты устал!); добро бы; если бы (Если бы не война!); еще бы (Тебя не трогают. - Еще бы ты тронул!; Хорош улов! - Еще бы не хорош!); и есть (прост.) (- Не признал, видно? - Не признал и есть. Бажов; - Глянь, ребята, Пика! - Пика и есть. Фад.); и так (Не сердись, я и так раскаиваюсь; Зачем ему деньги, у него много и так); и то (На каток и то не пускают; Видел давно, и то мельком; Поговори с ним. - И то поговорю); как есть (прост.) (Всё как есть ты правильно сказал. Бажов; - Замерз? - Как есть замерз); как же; как раз (Пришел как раз вовремя; Боюсь я службы: как раз под ответственность попадешь. Тург.); как так (- Прощайте. - Как так прощайте?); как-то; куда как (Куда как весело!); ладно бы; на что (На что хитер, а и то ошибся); никак нет; навряд ли; отнюдь не (отнюдь не красавица); просто-напросто (Он просто-напросто смеется над нами); так-таки (Так-таки и не явился?); так уж ( - Табачок у меня весь. - Так уж и весь?); то ли не (То ли не жизнь!); то-то (То-то рад!; То-то я смотрю он присмирел); туда же (Туда же из смешливых: Сказала что-то я: он начал хохотать. Гриб.; Мальчишка, а туда же спорит); уж и (Сами сделали. - Уж и сами?; Это болезнь. - Уж и болезнь!); хвать и (Пока собирались, хвать и дождь пошел); что бы (Что бы он догадался позвонить!); что ж (- Пойдем? - Что же, пойдем; Я согласен, что ж); что ли (Звонок, что ли?; Помоги что ли!; Что ли ты глухой?); фразеологизированные частицы: не иначе (как) (Не иначе как гроза к вечеру соберется), не то что (чтобы), нет (того) чтобы (Какую шубу сгноили! Нет чтобы подумать: где-то баринова шуба? Некр.); то ли дело (Глупо распорядился Иван Ильич; то ли дело мы с вами. Л. Толст.); того (и) гляди (того и гляди умрет; забудется того гляди), того и жди (прост.) (Печка того и жди повалится. Бажов.); того и смотри (что) (Ведь уж слишком много рыси; того и смотри, что сломит шею! Гоголь); точь-в-точь; что ни (на) есть (прост.) (Это его что ни на есть любимая песня).

   2) Расчленяемые частицы: вот бы (Вот бы дождичка!; Вот дождичка бы!); вот и (Вот тебе и друг!; Вот вам и результат!; Ты ему верил? Вот и верь после этого людям!); вот так (Вот так распоряжения!; Вот это так распоряжения!; Вот у нас сад так сад!; Вот удружил так удружил!); едва не (едва не опоздали; едва голову не разбил); едва ли не (Едва ли он не впервые в жизни солгал); как не (Как не понять!; Как мне дорогу не знать!); как бы не (Как бы дождик не пошел); лишь бы (Лишь дождя бы не было!); мало не (прост.) (В колокольчик стал звонить, мало не оборвал. Дост.; От страха даже мало на землю не упал. Леск.); пусть бы (Пусть себе пел бы!); скорее бы (Скорее бы весна!; Весна бы скорее!); так и (так и веет покоем; так он меня и не узнал); только бы (Только не опоздать бы!) только и (Только и разговору, что о поездке; Только о поездке и разговору); хоть бы (Хоть не ворчал бы!); чуть (было) не (чуть ногу не сломал); чуть ли не (Чуть ли он теперь не большим начальником стал). Всегда расчленяются частицы не ли (Не отдохнуть ли нам?), не же (Не ночевать же тут!). Фразеологизированные частицы: нет-нет и (да и) (Нет-нет да и зайдет навестить; Нет-нет деда и вспомнит); что за (Что это за новости?; Что у тебя за характер!); что из (того, что) (Что мне из его обещаний!; Что теперь из того, что он вернулся?).

   Примечание. От составных частиц следует отличать группирующиеся вокруг простой частицы разнообразные, легко возникающие и легко распадающиеся комплексы, характерные прежде всего для модальных частиц; например: уж - уж и, ну уж, так уж, уж и... же; как - да как, ну как, как же, да как же, ну как же; вроде - вроде бы, вроде как, вроде и, вроде как бы; см. об этом § 1698.

РАЗРЯДЫ ЧАСТИЦ ПО ФУНКЦИЯМ

   § 1691. Как уже сказано в § 1689, по функциям выделяются частицы: 1) формообразующие, 2) отрицательные, 3) вопросительные, 4) характеризующие действие по протеканию во времени или по результативности, 5) модальные, 6) частицы - утверждающие или отрицающие реплики.

   К формообразующим частицам относятся: 1) частицы, с помощью которых образуются формы слов; это частица давай(те), образующая форму повелит. накл.: давай(те) петь (см. § 1479); частица бы, образующая форму сослагат. накл.: читал бы, пошел бы (см. § 1488); частицы, с помощью которых образуются синтаксические формы предложений со знач. ирреальности: а) частицы пусть, пускай, да, а также всегда безударная частица чтоб, с помощью которых образуются формы синтаксического побудит. накл.: [Бобчинский:] Уж не мешайте, пусть я расскажу! (Гоголь); Да не будет ни одной незасеянной полосы! (Маяк.); Еще хоть месяц так, А там пускай опять штыки, застенки, мавры (Симон.); Пускай станет больше новоселий (газ.); Эй, холопы, гусляра за бока! Чтоб камаринскую мне, трепака! (Цвет.); б) та же частица бы, с помощью которой образуются формы синтаксических наклонений сослагательного, условного (Уехали бы они: ни крику бы, ни шуму; Случись бы встретиться, я бы его узнал; Будь бы боровики, настоящие грибы, стал бы я, старый человек, наклоняться за черным грибом! (Пришв.) и желательного (Побольше бы свободного времени!; Отдохнуть бы!); в) модификации частицы бы, с помощью которых образуется форма синтаксического желательного накл.: Хоть бы побольше свободного времени!; Лишь бы (если бы, пусть бы, только бы, что бы, хорошо бы, вот бы) побольше свободного времени!; Если бы (только бы, хоть бы, лишь бы, скорей бы, хорошо бы, что бы) отдохнуть!

   О синтаксических формах предложения и об образующих их частицах см. главу "Формы простого предложения" в разделе "Синтаксис. Простое предложение".

   § 1692. К отрицательным частицам относятся частицы не и ни. Частица не вводится в предложение для выражения общего и частного отрицания (Он не приехал сегодня; Он приехал не сегодня; Сегодня приехал не он).

   Отрицательное значение частицы не ослабляется в следующих случаях.

1) Частица соединяет

   две слитно произносимые одинаковые формы одного и того же слова, выражающие: а) неуверенное отрицание (Полянка - не полянка, а все-таки чистенькое место. Бажов); б) неопределенность или неясность признака (Извозчик попался: едет - не едет. С.-Щ.; На собрании забьется в дальний угол, насупится: и спит - не спит, и слушает - не слушает. Г. Радов); в) безразличие для последующего (плачь не плачь, былого не воротишь; рад не рад, а встречай; метель не метель - едем); в первых двух случаях частица оформляет разделительные отношения ((то ли - то ли)).

   2) Частица соединяет две одинаковые формы однокоренных глаголов (второй - всегда префиксальный), и все сочетание имеет значение полноты и длительности действия: возить вам не перевозить, таскать не перетаскать, черпать не исчерпать, радуется не нарадуется, гляжу не нагляжусь, спит не проспится.

   3) Частица вместе с глаголом сов. вида с приставкой на-, обозначающим восприятие, отношение, образует сочетание со знач. высокой степени и длительности эмоционального состояния: не налюбуется, не надышится, не надивлюсь на тебя, не нарадуюсь.

   4) Частица в сочетании с как (как же, да как, да как же, уж как) в диалоге открывает собою утверждающую реплику-повтор: [Ахов:] Нужно приданое? [Круглова:] Как не нужно, конечно, нужно (Остр.); - Так это-то, по вашему, мошенники? - прибавил он, усмехаясь. - Как же не мошенники? (Дост.); Что ж ты, рад? - Как не рад! Уж так-то рад, матушка (Л. Толст.).

   5) Частица соединяет инфинитив и личную форму одного и того же глагола, образуя сочетание, целостно выражающее категорическое отрицание: знать не знаю, ведать не ведаю, и думать не думай.

   В инфинитивных предложениях типа Не ночевать же тут, Не бегать же мне за ним, означающих субъективно осознаваемую невозможность, частица не вместе с частицей же образует составную расчленяемую частицу не ... же (о таких частицах см. § 1690).

   Частица ни выражает отрицание или в самом строении нераспространенного предложения (Ни души; Ни звука; Ни малейшей надежды; Ни шагу назад!; Ни с места!), или при распространении отрицательного предложения, совмещая значение отрицания со знач. усиления (Мы не слышали ни звука) либо со знач. союзного перечисления (Для тебя нет ни письма, ни посылки, ни телеграммы). В частице ни присутствует элемент значения полноты отсутствия или категоричности отрицания.

   Об отрицательных частицах и их употреблении см. главу "Отрицание в структуре простого предложения и при его распространении" в разделе "Синтаксис. Простое предложение".

   § 1693. К вопросительным частицам относятся частицы а, ли (ль), не ... ли, неужели, никак (прост.), ужели (устар.), разве, что за, что, что ли, как. Все эти частицы совмещают значение вопросительности с более или менее ярко выраженной модальной окрашенностью.

   Частица ли оформляет как собственно вопрос (Давно ли он ушел?; Приносили ли почту?), так и вопрос с оттенком сомнения (Так ли это?; Верно ли?; Может ли это быть?). Частица не ... ли вносит в вопрос оттенок смягченности, некатегоричности, иногда - неуверенности (Не устал ли ты?; Не ошибся ли он?; Не гроза ли?). Частицы неужели, разве, никак (прост.) всегда вносят в вопросительное предложение оттенок сомнения, неуверенности или удивления (Неужели это правда?; Разве ты ему веришь?; Никак ты пьян? И. Горбунов). Частицы ли, не ... ли, разве, неужели оформляют также риторический вопрос (Не я ли помог тебе?; Могли ли мы предположить измену!; Разве так поступают друзья?; Неужели ты мог поверить!).

   Частица что за обычно оформляет вопрос - требование уточнения, объяснения: Что за человек?; Что это за письмо?

   Частицы что, что ли, а, как относятся к разговорной, непринужденной речи. Частица что или открывает собою вопросительное предложение, или следует за вынесенным в начало предложения именем: Что, он опять опаздывает?; Он что, опять опаздывает? Частица что выражает также переспрос ( - Ты меня слышишь? - Что?). Частица что ли, вносящая оттенок фамильярности, обычно заключает собою предложение (Заснул что ли?; Опять скандал, что ли?), но может и открывать его. Эта частица очень часто употребляется вместе с частицей что; они обрамляют предложение (Что, заснул, что ли?; Что, опять скандал, что ли?). Частица а заключает собою вопрос; она вносит значение побуждения к ответу (Пойдем, а?) или выражает переспрос (- Пойди сюда. - А?). Частица как имеет собственно вопросительное значение: Как (ну как), согласен?; при переспросе: - Я не пойду. - Как? Как не пойдешь? (Как это?; Как это (не пойду)?).

   Вопросительные частицы часто выступают в свободном соединении друг с другом: Что, устал, а?; Что, не подождать ли нам?; Заснул, что ли, а?; Ну как, согласен, а?; Соединения что если, а если, а вдруг оформляют вопрос-опасение: Что если (а что если) он не придет?; А вдруг опоздаем?

   О других значениях частиц а, как, что, что ж, что ли, что за, ли, разве, неужели см. § 1695, 1696. Об употреблении вопросительных частиц см. главу "Вопросительные предложения" в разделе "Синтаксис. Простое предложение".

   § 1694. К частицам, характеризующим признак (действие или состояние) по его протеканию во времени, по полноте или неполноте осуществления, по результативности или нерезультативности, относятся частицы было, бывало, бывает, чуть (было) не, едва (было) не, как, мало не (прост.), ну (с инфинитивом), только что не, нет-нет (да) и, так и. Во всех этих частицах присутствуют также и модальные значения.

   Частица было вносит в предложение значение действия осуществившегося, но или прерванного, не доведенного до конца, или не приведшего к желаемому результату, не достигшего цели. Эта частица сочетается с глаголом в форме прош. вр. или вводится в предложение с общим значением прошедшего: Акакий Акакиевич еще было насчет починки, но Петрович не дослышал (Гоголь); Он было пошел. - Постой, постой! Куда ты? - остановил его Обломов (Гонч.); Повозка было тронулась; но он остановил ее (Л. Толст.). Частица было соединяется также с причастиями прош. вр. и деепричастиями сов. вида: собравшиеся было уходить; решившись было остаться.

   Частицы бывало, бывает близки к вводным словам; они обозначают нерегулярную повторяемость: бывало - в прошлом (о вспоминаемом: Мы, бывало, вместе проводили вечера; бывало хаживал; езживали бывало к соседям), бывает - в настоящем (Придет, бывает, охотник, захочется ему отдохнуть, он и воткнет топор в дерево. Пришв.).

   Частицы чуть (чуть-чуть) (было) не, едва (было) не, только что не, мало не (прост.) означают близкое к осуществлению, но не осуществившееся или не осуществляющееся действие, близкий, но не выявившийся или не выявляющийся признак: Бедняк от радости едва не помешался (Крыл.); [Вожеватов:] А уж как она его любила, чуть не умерла с горя (А. Остр.); Актер, игравший роль глупого сына управителя, только что не кувыркался, стараясь смешить публику (Писем.); Хлопнул его по спине так, что Морозкина голова мало не отделилась от туловища (Фад.); Гляди-ка.., сколь твоя бабка пера накопила! Чуть не полное решето! (Бажов).

   Частица нет-нет (да) и, сочетаясь с глаголом, вносит значение нерегулярной, эпизодической повторяемости: Ты вспоминай, Сашко. Нет-нет и вспомни. Нельзя забывать (Панова); Нет-нет да и зайдет навестить.

   Частица как в сочетании с глаголом сов. вида формирует значение внезапного и интенсивного действия: - А дьякон как ухнет, как заревел... (М.-Сиб.); Как подняла, братец ты мой, визг, как заорала, так будь ты трижды неладна (Чех.).

   Частица так и в сочетании с глаголом оформляет значение напряженности, интенсивности и полноты действия: Снег так и брызжет из-под копыт у коней (Леск.); Меня так и затрясло от смеха (Нов.-Пр.).

   Частицы ну, давай, и (устар. и прост.) в сочетании с инфинитивом глагола несов. вида означают резкий приступ к интенсивному длительному действию: Вот к конюшне прибегают, Двери настежь отворяют, И ногами дурака Ну толкать во все бока (Ершов); Тут я встал и давай шагать, и давай! Две ночи шел и весь день без отдыха (Горьк.); он и плясать и плясать (А. А. Шах- матов).

   § 1695. Модальные частицы вносят в предложение разные значения субъективного отношения к сообщаемому. Это отношение может быть ничем не осложнено (см. ниже гр. 1), или оно может быть соединено со знач. объективного отношения сообщаемого к действительности (гр. 2 и 3). Однако субъективное отношение, намек на ту или иную реакцию, оценка в модальных частицах присутствуют всегда. Этот элемент отношения, субъективной реакции в разной степени присутствует и в других частицах - отрицательных и формообразующих; сравним, например, частицы пусть и да (Пусть славится Родина!; Да славится Родина!), из которых вторая заключает в себе значение категоричности и торжественности; в частицах было, бывало (см. § 1694), характеризующих действие по его протеканию во времени, также присутствуют модальные значения: в было элемент значения неполноты, неполноценности, в бывало - элемент значения припоминания; в той или иной степени модально значимы все частицы-союзы, частицы-наречия (см. § 1699). Таким образом, модальная окрашенность характерна для класса частиц в целом. В частицах, рассматриваемых в настоящем параграфе, с наибольшей полнотой представлен весь комплекс таких модальных значений.

   В самом общем виде модальные частицы со стороны вносимых ими значений объединяются в следующие группы: 1) частицы, вносящие эмоциональные и другие оценки, выражающие непосредственные реакции говорящего; 2) частицы, выражающие волеизъявление; 3) частицы, устанавливающие разнообразные связи и отношения сообщения с его источником, с другими частями сообщения, с другими событиями и фактами. Как уже сказано, разные значения могут совмещаться в одной частице.

   1) К первой группе относятся частицы, подчеркивающие (усиливающие, акцентирующие) сообщение или какую-то его часть; выражающие ту или другую оценку, качественную характеристику; согласие или несогласие; предупреждение, угрозу; опасение; предложение, принятие, допущение; сомнение, неуверенность, неопределенность отношения; удивление; уверенность; стремление к смягченности, сглаженности, нерезкости выражения. Таковы частицы а, ведь, вон, вот, всего, всего-навсего, да, еще, же, и, и есть, или, именно, как есть, ли, лишь, ну, оно, просто, прямо, таки, так-таки, те, тебе, только, уж, это (часто - в возможных контаминациях друг с другом, см. § 1698), вносящие разные оттенки подчеркивания, ограничения, акцентирующего выделения: Хотел было, даром хотел отдать, но теперь вот не получишь же! (Гоголь); [Федя:] Она от меня осталась вдовой. [Петушков:] То есть как же? [Федя:] А так же: вдовой. Меня ведь нет (Л. Толст.); - Я тебе говорил - те ботинки. Не могу я эти носить! - Да и те там же стоят. - Да где же там? - Да там же. - Врешь. - Да вот увидите (Л. Толст.); И как это я напился, не понимаю! (Чех.); Неужели уж я своей персоной так-таки и не представляю никакого интереса? (М.-Сиб.); У нас забота есть, Такая ли заботушка, Что из домов повыжила (Некр.); Вот тебе и повеселились! (разг. речь); частицы а то, бишь, благо, будто, было б, вишь, вот и, вот как, вот так, вроде, где, гляди, глядь и, едва ли не, ишь, как не, какое, куда, куда как, ладно, нет (того) чтобы, неужели, никак, ну-ка, ну как, ну уж, поди, прямо, разве, ровно, словно, смотри, так, так и, там, того и гляди, тоже, то ли не, то-то, точно, туда же, хвать и, хорошо, хоть, чисто (прост.), что, что ж, что за, что из того, чтобы, что ли, что ни на есть, чуть ли не, вносящие самые разнообразные оценки, квалификации, выражения субъективных реакций, субъективного отношения: [Яичница:] Физиономия этого человека мне что-то подозрительна: чуть ли он не затем же сюда пришел, зачем и я (Гоголь) (знач. близкой вероятности, неуверенного предположения); [Дудукин:] Ах, красавица моя! [Коринкина:] Что такое за красавица! Что за фамильярность! (А. Остр.) (знач. осуждения, протеста, возражения); - А что, он лечит, точно? - Какое лечит! Ну, где ему! (Тург.) (знач. неуверенности, поиска подтверждения в вопросе и уверенного отрицания в ответе); И стало мне страшно: ну-ка да выгонят отсюда, - что тогда? (Г. Усп.) (знач. опасения); [Мирон:] Ну да, как же! Так бы я вас и пустил в кабинет! (А. Остр.) (знач. отрицания и вызова); Побирается за счет музыки. Тоже служитель искусства! (Чех.) (знач. пренебрежения, отрицательной оценки); Ну и Марфа Семеновна! Чисто как Мамай сделалась (М.-Сиб.) (утверждение идентичности); - А вы бы ему сами написали, - сказала Лена. - Ну как я там пишу (Панова) (пренебрежительная оценка); Мне нужно им привет из Москвы передать, - соврал я. - Ну, разве привет (Кавер.) (неуверенное допущение); Чтобы я когда-нибудь поверил клевете! (категорическое недопущение); Мы не опоздаем? - Неужели опоздаем! (разг. речь) (уверенное отрицание); Что ли мне чайку попить (разг. речь) (колебание); частица -с, вносящая в речь оттенок почтительности, подобострастия (устар.) или иронии (извольте-с, слушаю-с; Ну-с, что такое у нас тут случилось?); частица -ка, смягчающая просьбу, побуждение (помолчи-ка, сходим-ка вместе).

   2) Ко второй группе относятся частицы, выражающие волевую направленность, волеизъявление: призыв к согласию, к ожиданию; просьбу дать возможность сделать что-н.; решимость. Таковы частицы: дай, дай-ка, давай-(те), сём, сём-ка (прост.) (при глаголе в форме 1 л.): - А впрочем, дай-ка я прочту еще раз со вниманием письмо старосты, а потом уж и встану. Захар! (Гонч.); - Вот и присел я под дерево; давай, мол, дождусь утра (Тург.); - Сём-ка я, - подумал про себя Чичиков, - сыграю с ним в шашки! (Гоголь); А ну, Чубатый, давай поври там еще чего-нибудь (Л. Пантелеев).

   3) К третьей группе относятся частицы, выражающие завершение или выявление предшествующего состояния; соответствие или несоответствие ожидаемому; связывание с известным, отнесение к известному; предпочтительность чего-н. перед чем-н.; независимость, несвязанность с чем-либо; своевременность; единственность и исключительность; противопоставленность; обусловленность или необусловленность; уступительное отграничение; отношение сообщения к его источнику. Таковы частицы: (и) без того, вот и, вот тебе (те) и, всё, да, де, дескать, единственно, еще, знай (знай себе), и так, и то, исключительно, лучше, мол, на что, нет, но, ну и, однако, так и, тебе, только, то-то, самое, себе, якобы: И ты зря не думай. Знай себе, посматривай вперед! (Станюк.); То ли дело обман! Знай, пиши да обманывай (С.-Щ.) (знач. свободы осуществления, необусловленности); [Бубнов:] Всё сказки... [Пепел:] Н-да... вот те и праведная земля... не оказалось, значит (Горьк.) (несоответствие ожидаемому); Неужели вы так и не припомните, где мы встречались? (Пауст.) (продолжение предшествующего состояния); Некогда, - говорит, - мне разговаривать. Без того проспали, а траву смотреть пошли (Бажов) (знач. независимости от чего-то другого); А я раньше срока управился, вот и пришел (Нагиб.). (знач. обусловленности); С моей силой да чтобы умирать смиренным ягненком? (Нов.-Пр.) (противопоставленность); - Что ты скоро так? Сиди! - Нельзя, брат, - Метелица развел руками, - самое разведать, пока темно (Фад.) (своевременность); Брось ты об этом думать. - Нет, но Витька-то каков! (разг. речь: возвращение к прерванному течению мысли). Примеры см. также в разд. "Синтаксис. Простое предложение", гл. "Способы формирования и выражения субъективно-модальных значений".

   § 1696. Модальными являются также все частицы, в диалоге способные функционировать как реплики, выражающие утверждение или отрицание. Сюда относятся частицы да и нет, а также выражающие утверждение частицы есть (- Выполняйте. - Есть!), точно, так, действительно, именно, вот, вот именно, как есть (прост.), ну да (разг.), хорошо, ладно (разг.), идет (разг.), ну (прост.), выражающая отрицание частица никак нет, а также многие частицы, совмещающие значение отрицания с ярко выраженным значением субъективного отношения: тоже (мне), прямо, туда же, вот еще, где (уж), куда (уж). Некоторые частицы в зависимости от ситуации могут выражать как утверждение, так и отрицание, например: - Дочка хоть дома-то помогает? - Как жe! (ответ может означать как утверждение, так и отрицание: (конечно, помогает) или (совсем не помогает)): аналогично: А то!; Неужели! Ну! Смысл ответа определяется интонацией и обстановкой речи.

   Примечание. В качестве реплик в диалоге функционируют и многие другие из рассмотренных в § 1695 частиц, выражающие непосредственную реакцию на слова собеседника: - Пойдем? - Что ж (- Давай) (согласие); - Лентяй он. - Будто уж (Ну уж) (сомнение); - Помогает от ревматизма. - Разве что (неуверенное согласие); - Я больше не буду. - То-то (удовлетворенное предупреждение); - Он у нас ударник. - Даже? (сомнение, ирония); - Ну и ну! (удивление, осуждение).

   § 1697. Как уже сказано в § 1695, многие модальные частицы многозначны. Это особенно относится к таким простым частицам, как вот, же, ну, уж, то, хоть, только, так, как, что и некот. др. Так, частица вот - одна или в сочетаниях с другими простыми частицами - может вносить в предложение значения подчеркивания, акцентирования (Вам-то вот смешно, а нам слезы. М.-Сиб.); положительной оценки (Вот девушка! Вот стрелок! Дай бог бьет. Вишн.); отрицательной оценки, иронии (Вот они, работнички! Видал? С первых шагов на подрыв пошли. Троепол.); следственности, подготовленности (Продал я и молодость, и карьеру, и принципы, - вот и мстит мне теперь жизнь. Чех.); невозможности (Хозяин только развел руками. Вот тут и толкуй с упрямым старичонкой. М.-Сиб.). Частица что - одна или в сочетании с другими простыми частицами - может вносить значения вопроса (Что, устал?); осуждающего поиска причины, основания (Что это ты сегодня ни минутки на месте не посидишь!); несущественности и отстранимости (Что деньги! Ему выговор что! А вы здесь должны решать, а не на общем собрании. Им что поднять руку! Макар.); протеста, возражения ( - Заснете и не услышите. - Что это заснем! разг. речь). Частица и вносит значения следственной обусловленности (Не трогаю я вас, вы и оставьте меня. Л. Толст.); соответствия, своевременности (Так... читала и как-то про вас вспомнила, а вы и пришли. Леск.); выделения, акцентирования (И чему она радуется, - подумал Николай, глядя на сестру. - И как ей не скучно и не совестно! Л. Толст.); несоответствия должному, ожидаемому (Укажи мне тут настоящую пчелу. Здешняя и ужалить-то не умеет. Павл.); высокой степени признака (Да и худая же у тебя, брат, кошка! Чех.); противопоставленности и уступки (Вот он и честный, да что в нем! С.-Щ.); соответствия обычному (У лешего наружность обыкновенная. Мужичок и мужичок. Вроде меня. Пауст.); принятия, решения, согласия (Еще бы вы в салоп нарядились да по Невскому прогулялись. - И наряжусь, ей-богу, наряжусь. Некр.).

   Значения каждой отдельной частицы описываются в толковых словарях.

   § 1698. Модальные частицы, выражающие непосредственные реакции, отношение к сказанному, оценку, обладают способностью сочетаться друг с другом в целые комплексы, которые в предложении легко возникают и легко распадаются, видоизменяются. Такие комплексы организуются вокруг одной частицы, усиливая или дополняя ее значение очень тонкими смысловыми оттенками. Так, например, при акцентирующей частице уж могут группироваться другие частицы с близкими значениями: уж и, а уж, да уж, уж и... же: Уж рассердился! Уж и рассердился! Да уж и рассердился! Уж и рассердился же! Аналогичны комплексы, возникающие вокруг частиц вот (вот уж, вот ведь, вот же, а вот, вот-то, ну вот, вот и, ну вот и), ну (ну и, ну уж, ну и... же), чего (чего ж, ну чего ж, чего уж, а чего, да чего), вроде (вроде и, вроде бы), и то (а и то, да и то, и то уж, и то ведь, и то вот) и мн. др.

   Частицы, выражающие сомнение, неуверенность, часто контаминируются друг с другом в свободные и непостоянные двучленные соединения; например: вроде будто, вроде как, вроде словно, вроде как бы, точно будто, точно как, точно словно; словно бы как; как ровно бы: Точно как будто на улице шум? (И. Горбунов); Ну, я на него смотрю, он ровно как обеспамятел (С.-Щ.); А ты словно похудел будто (Чех.). Аналогично соединяются: лишь только (только лишь), так-таки прямо (прямо так-таки), разве если (если разве), знай себе (себе знай), чего там, чего тут.

   § 1699. Многие частицы по своему значению и по своим синтаксическим функциям не противостоят резко словам других классов - союзам, вводным словам, междометиям, наречиям, а совмещают в себе качества частицы и слова одного из этих классов. Соответственно внутри класса частиц выделяются частицы, совмещающие в себе признаки частиц с признаками названных слов: частицы-союзы, частицы-наречия, части- цы-междометия и частицы-ввод-ные слова.

   Частицы-союзы совмещают разные модальные значения со значениями связующих слов. Таковы (в отдельных своих значениях) частицы а, благо, будто, ведь, вот и, всё, всё-таки, да (безударн.), даже, диви бы (прост.), добро бы, же, если, и, и то, как будто, ладно, лишь, ну и, оно и, просто, пусть, пускай, разве, ровно, словно, так (безударн.), так и (безударн.), только, точно, хоть, хотя, чтоб.

   Частицы а, и выражают собственно связь, соединенность: - Да что же это такое! - вскричал я. - А то такое, что и не знаю, что с ней делать (Дост.); - И чудной ты! - проговорил вдруг Егоркин. - Чем чудной? - А всем! (Станюк.); - Ты на меня рассчитывай, Павло, я не подведу. - Я и рассчитываю (Макар.).

   Частицы ведь, да, даже, так, просто, только, же выполняют функции связующих слов при противопоставлении: - А что старуха? - Да что старуха - скрипит (Л. Толст.); - Они прибьют тебя. - Нет же, они ничего, они так (Л. Толст.); - Эге! видно, правда-то кусается! А вот я так люблю правду! (С.-Щ.); Такой разумный человек, как вы, да чтобы не достукаться до чинов? (Нов.-Пр.); Я ведь не украл... Соня сама дала мне на время (Корол.); Я не болен, просто (только) устал.

   Частицы и, вот и, ну и, оно и, так, так и оформляют следственную связь: [Фамусов:] Дай волю вам, оно бы и засело (Гриб.); [Саша:] Ты на меня сердит, я сделала глупость, что решилась приехать сюда. Ну, так возмутись, закричи на меня, затопай ногами (Чех.); Скот всю землю истолок - вот тебе и пошли пески (Пауст.); - Плохо поработали? Ну, плохо и получайте по трудодням (Овечк.).

   Частицы ровно, точно, словно, будто, будто бы, как будто совмещают значение неуверенности, неясности с функцией союза, вводящего недостоверное сравнение: Проснулся он от конского топота и еще какого-то странного, незнакомого ему звука, словно били чайником о чайник (В. Иванов); А ты упорно смотришь за окно, Как будто, правда, кто-то может встретить (Симон.); Обычная моя шутка вызвала твой упрек: будто бы я говорю с тобой в фривольном тоне (Чивил.). В частице-союзе чисто - значение достоверного сравнения: Ох, как у тебя тут тепло.., ну чисто в бане (А. Н. Толст.).

   Частицы всё, всё-таки, пусть, пускай, хоть по своему значению сближаются с союзами уступительного противопоставления: [Анна Андреевна:] Машет руками? пусть машет, а ты все бы таки его расспросила (Гоголь); Если бы и дедушки не было, я всё с тобой не расстанусь (Дост.); Ты, брат, что ни говори, все-таки помещик (Тург.); Пусть (пускай) трудно, зато интересно (разг. речь).

   Частица разве совмещает значение сомнения, колебания с функцией противопоставляющего союза: Рассказать-то мудрено: поворотов много; разве я тебе дам девчонку, чтобы проводила (Гоголь).

   Частицы ладно бы, диви бы, добро бы совмещают свои модальные значения с функцией связующих слов при мысленном допущении чего-то как такого, что могло бы объяснить, обосновать или оправдать то, о чем сообщается: [Осип:] Добро бы было в самом деле что-нибудь путное, а то ведь елистратишка простой (Гоголь); [Вожеватов:] Уж диви бы охотник, а то и ружья-то никогда в руки не брал (А. Остр.); Ладно бы работал, а то ведь дома сидит (разг. речь).

   Частица благо совмещает модальное значение положительной оценки, одобрения со знач. причинного союза: Службу бросил, благо явилось какое-то наследство, дающее ему возможность существовать без труда (Гарш.); Да он, благо, скоро умер, - меня в деревню и вернули (Тург.).

   Значения связующих слов очевидно присутствуют в частицах но, однако, в частицах если, если бы, чтоб, при значениях допущения, опасения (если) или желаемости (если бы, чтоб) сохраняющих элемент значения условного или изъяснительного (чтоб) союза (А если мы опоздаем? - Подождите немножко. - Ну, если немножко...; Чтоб он провалился!).

   Многие частицы близки к наречиям. Это частицы, совмещающие значение акцентирования со значениями указательными (вот, вон), количественным (только, всего-навсего, вовсе, совсем, еще), качественно-характеризующим (действительно, совершенно, единственно, просто, просто-напрос- то, прямо, лучше, больше, более), местоименным (как, так, так и, туда же, всё). Так, в слове вот совмещаются значения указательного наречия и подчеркивающей, усиливающей частицы. В предложении Вот мельница! это слово выступает как наречие; в предложениях Вот (еще) новости! Вот (она, современная) молодежь! Вот и добился! - как частица. Однако отсутствие резкой грани между наречием и частицей обнаруживается здесь в том, что в первом предложении с наречием вот (так же, как и с вон) связано значение непосредственного указания, обязательно совпадающего с моментом речи; именно поэтому в это предложение не могут быть введены показатели прош. или буд. вр.: была, будет.

   К междометиям близки многие частицы, выражающие экспрессивную оценку, эмоциональное отношение; с другой стороны, в определенных условиях междометия приобретают качества модальных частиц (см. § 1705).

   Такие частицы, как бывало, бывает, вишь, дескать, гляди, смотри, поди и ряд других, при интонационном их обособлении сближаются с вводными словами (см. раздел "Синтаксис. Простое предложение").

   В языке существуют определенные правила и тенденции употребления тех или иных частиц при словах определенных лексико-семантических групп; для многих частиц действуют позиционные ограничения. Эти явления описаны в главе "Средства формирования и выражения субъективно-мо- дальных значений" в разделе "Синтаксис. Простое предложение".

МЕЖДОМЕТИЯ

*

   § 1700. Междометия - это класс неизменяемых слов, служащих для нерасчлененного выражения чувств, ощущений, душевных состояний и других (часто непроизвольных) эмоциональных и эмоционально-волевых реакций на окружающую действительность: ах, ба, батюшки, брр, ну и ну, ого, ой-ой-ой, ох, помилуйте, то-то, тьфу, ура, ух, фи, черт; ай-да, алле, ату, ау, брысь, караул, стоп, улю-лю; кис-кис, цып-цып-цып. По ряду признаков к междометиям примыкают звукоподражания, представляющие собой условные преднамеренные воспроизведения звучаний, сопровождающих действия, производимые человеком, животным или предметом: кхе-кхе, уа-уа, ха-ха-ха, хи-хи; кря-кря, ку-ку, чик-чирик, тяф-тяф; бац, бум, трах, чмок, хлоп, хрусть. Междометия являются характерной принадлежностью эмоциональной сферы языка, где они употребляются вне связи с другими словами (а также и не для связи последних). Междометия могут получать самостоятельное интонационное оформление.

   В системе частей речи междометия занимают особое положение. Как слова, лишенные номинативного значения, они не относятся ни к одной из знаменательных частей речи. Вместе с тем междометия существенно отличаются и от слов служебных, так как их роль в синтаксической организации текста не аналогична роли частиц, союзов или - тем более - предлогов.

   Как выразительные языковые средства междометия нередко употребляются и за пределами собственно эмоциональной речевой сферы. Такое употребление влечет за собой значительное усложнение и расширение их семантических и синтаксических функций и ведет к их сближению со словами других лексико-грамматических классов (см. § 1705).

   § 1701. По составу междометия делятся на первообразные и непервообразные .

   К первообразным относятся междометия, в современном языке не имеющие связей ни с одной из знаменательных частей речи, такие как а, ага, ай, ау, ах, ба, брр, брысь, гей, ей-ей, и, их, на, но, ну, о, ого, ой, ох, тпру, тю, тьфу, у, увы, улю-лю, уф, ух, фи, фрр, фу, ха, хи, хо, цыц, э, эй, эх, эхм.

   Примечание. Такие междометия в большинстве случаев ведут свое происхождение от эмоциональных выкриков, восклицаний, а также возгласов и звучаний, сопровождающих рефлексы организма на внешние раздражения.

   Первообразными являются также звукоподражания, такие как агу, кхе-кхе, ха-ха-ха, хи-хи-хи, хо-хо-хо, уа-уа; гав-гав, иго-го, карр-карр, кудах-тах-тах, мяу, му-у, фррк (фырк); бряк, бух, крох, дзинь-дзинь, ек, кап, тра-та-та, трах-тах-тах, шлеп, щелк.

   Важной особенностью первообразных междометий является наличие среди них некоторого количества слов, содержащих редкие или даже необычные для русского языка звуки и звукосочетания: таковы, например, брр, гм, дзинь-дзинь, тпру, тьфу, уа-уа.

   Непервообразные междометия представляют собой группу слов, в разной степени соотносительных со словами или формами той или иной знаменательной части речи. К числу непервообразных междометий, связанных с существительными, относятся слова батюшки, боже, владыко, господи, дьявол, матушки, создатель, спасе (устар.), творец, черт. Значительное число непервообразных междометий связано с глаголом: брось, будет, вишь (из видишь), здравствуй(те), извини(те), ишь (из видишь), пли (из пали), поди-тка (прост.), подумаешь, подумать и подумать только, пожалуйста, помилуйте, скажите, товсь (из готовься), усь (из куси), хватит. Единичны междометия, связанные с местоименными словами, наречиями, частицами или союзами: вона (прост.), то-то, эва (прост.), эк, эка; вон, долой, полно, прочь, тс, тш, цс, ш-ш (последние четыре из тише); ужо (прост.), однако. Сюда же примыкают нечленимые или слабо членимые сочетания первообразного междометия с частицей или местоимением: да уж, на тебе (нате), ну уж, ну да, ой-ли, а также соединения ну и ну и ей-же-ей.

   Заметное место среди непервообразных междометий занимают устойчивые словосочетания и фразеологизмы: батюшки-света, боже мой, боже праведный, боже правый, господи боже мой, господи прости (прости господи), боже упаси (упаси бог), боже сохрани, господи благослови, господи помилуй, слава богу, черта с два, черт побери, черт возьми, что за черт, поди ж ты, скажите на милость, я тебя, вот тебе на, вот тебе раз, вот так так, вот то-то и оно (то-то и оно-то), вот это да, как бы не так, чтоб тебя.

   В особую группу среди непервообразных междометий выделяются глагольные междометия (междометные глаголы, глагольно-междометные формы) типа верть, глядь, мах-мах, морг, нырь (нырь с разбегу в реку), прыг, скок, стук, толк, тык, хап, хвать, хлесть, шварк, шмыг, тресь (Вдруг что-то: тррресь! Чех.) и под., формально и функционально совпадающие с первообразными звукоподражаниями типа бум, грох, тук, хлоп, щелк, кувырк. Все они обозначают частые, резкие или стремительные движения и могут служить образцом для окказиональных новообразований.

   Непервообразными являются все вокативные (призывные) междометия, образованные от обиходных названий соответствующих домашних животных: кис-кис, уть-уть, тель-тель, цып-цып.

   В отличие от первообразных междометий, междометия непервообразные представляют собой пополняющуюся группу слов. Главными источниками пополнения здесь являются оценочно-характери- зующие существительные типа горе, беда, смерть, страх, ужас, крышка, табак, труба, каюк, дудки, пропасть, дьявольщина (сюда же - устойчивые сочетания типа вот так штука, вот так клюква, вот так номер), а также глагольные формы со знач. побудительности: погоди, постой, давай, вали.

   К классу междометий относится также ряд заимствованных слов: айда, алло, амба, аппорт, арьер, ату, баста, бис, браво, даун, иси, караул, куш, марш, мерси, пас, пиль, стоп, тубо, ура, шабаш, шерш.

   § 1702. По своим семантическим функциям междометия распадаются на три группы; это междометия, обслуживающие сферы 1) эмоций и эмоциональных оценок, 2) волеизъявления и 3) этикета (приветствия, пожелания, благодарности, извинения). Деление междометий по семантическим функциям не совпадает с их делением по способам образования.

   Междометия, обслуживающие сферу эмоций, членятся на междометия, семантические функции которых 1) специализированы (однозначны) и 2) неспециализированы (неоднозначны, диффузны).

   К числу междометий со специализированными семантическими функ- циями относятся: ай-ай-ай, ба, боже сохрани, бог с тобой, браво, бррр, вона (прост.), вот те крест, вот те христос, вот тебе на, вот тебе раз, вот так так, гм, господь с тобой, да ну, дьявол, ей, ей-богу, ей-же-ей, ей право (устар.), еще чего, и-и-и (и-и полно), как бы не так, как же, на-поди, на тебе (нате), ну да (ну да, как же), ну и ну, ну уж, однако, ой-ли, ох, поди ж ты, подумаешь, помилуйте, скажите (скажите на милость), слава богу, то-то (вот то-то, то-то и оно-то), тю, тьфу, увы, ф-фе, фи, фрр, фу, ха, х-хе, хи, хо, ужо (прост.), упаси бог, ура, черт, черт-те что, что за черт, черта с два, чтоб тебя, сейчас (в произношении - щас), эва, эк, эка, эх, эхма. Большая часть этих междометий выражает отрицательные эмоции: презрение, пренебрежение, насмешку, отвращение, досаду, укор, порицание, угрозу, протест, осуждение, раздражение, испуг, огорчение, растерянность, недовольство, недоверие, вызов, неодобрительное или чрезвычайное удивление, замешательство, сожаление, клятвенное уверение, возмущение, горе, тоску, печаль, боль. Слова, выражающие положительные эмоции, среди междометий с семантически однозначными функциями единичны: браво (восторг, восхищение), слава богу (облегчение), ура (ликование). Сфера отрицательных эмоций располагает несравненно большим числом специализированных средств выражения, нежели сфера эмоций положительных.

   К междометиям с семантически диффузными функциями относятся: а, ага, ай, ах, ахти, батюшки, боже мой, вот это да, господи, ишь, их, матушки, ну, о, ого, ой, с ума сойти, ужас, черт возьми, черт побери. Все они передают состояние возбуждения, чем и предопределяются возможности их использования для выражения самых разнородных, нередко прямо исключающих друг друга чувств и ощущений. С опорой на содержание и общую эмоциональную окрашенность речи и при поддержке других средств - как языковых (интонация), так и внеязыковых (жест, мимика) - одно и то же междометие может выражать одобрение и порицание, испуг и радость, восхищение и презрение, страх и решимость. В сужении и уточнении семантических функций таких междометий чрезвычайно важна роль интонации, особенно таких ее сторон, как тон, ритм, тембр, сила и длительность звучания. Большие возможности для семантических дифференциаций открывает также изменение звукового облика междометий посредством их удвоения и утроения, повторения конечных слогов (ого-го, эге-ге, эхе-хе), интонационного варьирования гласных (и-и-их, ууу, оо) и других способов экспрессивно-эмоционального выражения.

   Примечание. Существует предположение, что эмоциональная окраска первообразных междометий и степень их семантической диффузности в какой-то мере предопределяются различиями в способе образования гласных и в фонетическом качестве сочетающихся с ними согласных. Так, по наблюдениям акад. В. В. Виноградова, междометия с гласными верхнего подъема |и|, |у| в меньшей степени перегружены значениями, нежели междометия с гласными |а| и |о|, а у междометий, оканчивающихся на |j|, круг значений уже, чем у междометий, оканчивающихся на |х|.

   Почти все междометия, обслуживающие сферу эмоций, ярко экспрессивны. Тем не менее у некоторых междометий экспрессивность может быть еще более усилена. В отдельных случаях повышение экспрессивности достигается средствами словообразования (путем прибавления суффиксов субъективной оценки: ой-ой-ошеньки, охохонюшки, охохошеньки, см. § 1040); часто используется прием осложнения междометия местоимением ты, при таком употреблении почти полностью утрачивающим свое лексическое значение и интонационно сливающимся с междометием: ах ты, ох ты, ух ты, их ты, ишь ты, эх ты, тьфу ты, фу ты, ну ты. Распространенным средством усиления экспрессии является совместное употребление нескольких - чаще двух - междометий: тьфу черт, ах боже мой, о-о батюшки.

   К эмоциональным междометиям близки звукоподражания (ха-ха-ха, хи-хи-хи, уа-уа, мяу, тяф-тяф; бряк, щелк, бац) и глагольно-междомет- ные формы типа прыг, скок, цап-царап.

   § 1703. Междометия, обслуживающие сферу волеизъявлений, выражают обращенные к людям или животным команды и призывы. Значительная их часть представляет собой заимствования из других языков и принадлежит профессиональной речи военных, охотников, моряков, строителей, дрессировщиков: фу, фас, алле, анкор, аппорт, арьер, даун, иси, куш, пиль, тубо, шерш, майна, вира, полундра. Помимо этих узко специальных и малоупотребительных слов к данной семантической сфере относятся междометия, призывающие на помощь (караул), побуждающие к отклику (ау, алло, эй), требующие тишины, внимания, согласия (тш, тсс, ш-ш, чш, чу, чур), побуждающие к осуществлению или прекращению каких-либо действий: айда, ату, брось, брысь, взяли, валяй, ну же (да ну же), кыш, марш, на, но, ну, пади (устар.), тпрру, улю-лю, усь, цыц, шабаш.

   В силу своей естественной близости к повелит. накл. междометия, функционирующие в сфере волеизъявлений, обнаруживают целый ряд специфических глагольных признаков. Некоторые из них способны принимать постфикс -те (на - нате, ну - ну те, полно - полноте, айда - айдате, брось - бросьте, цыц - цыцте, валяй - валяйте, брысь - брысьте) и к соединению с частицей -ка (на - на-ка - нате-ка - на-тка, ну - ну-ка - нуте-ка - ну-тка, айда - айдате-ка). Еще большее число таких междометий проявляет способность к синтаксическим связям с теми или иными (чаще местоименными) формами: чур меня, ату его, ну вас, цыц (брысь) отсюда, марш домой, айда на речку, на яблоко. Междометия ау, алло, эй, на, но (н-но-о), ну, тпру, улю-лю могут употребляться при обращениях: Ау, Женя, где ты?

   Примечание. Свойством синтаксической сочетаемости с другими словами обладают и отдельные междометия, относящиеся к собственно эмоциональной сфере: увы мне, ахти мне, ужо тебе, тьфу на него, тьфу мне на них; Тьфу для нас его разоренье было бы! (Писем.).

   Особой разновидностью междометий, выражающих волеизъявление, являются близкие к обращениям слова, служащие для призыва животных (кис-кис, цып-цып), и междометия, используемые при общении с маленькими детьми: тю-тю, агу (и мотивированное им агунюшки, агушеньки), бай-бай, баю-бай (баюшки-баю, баиньки), сюда же детское чур-чура.

   § 1704. К междометиям, обслуживающим сферу этикета, относятся такие слова, как здравствуй(те), до свиданья, спасибо, благодарю, благодарствуй(те) (устар.), прости (устар., поэт.), прощай(те), извини(те), прости(те), пожалуйста, всего хорошего, всего (разг.), мое почтение, привет (разг.), здорово (прост.), пока (разг.). Все они содержат некоторую долю знаменательности, сближающую их со словами других частей речи. Многие междометия этой группы способны развивать вторичные значения и функционировать в качестве средств экспрессивно-эмоционального выражения удивления или несогласия, отпора, противодействия.

   § 1705. Участие междометий в синтаксической организации текс- та проявляется по-разному. Междометия могут функционировать в качестве эквивалента предложения (1), модального компонента предложения (2), члена предложения (3). Синтаксическая активность разных групп междометий различна; не все названные функции равноценны: одни из них соответствуют природе самих междометий, другие - вторичны и лишь отражают характер синтаксического взаимодействия междометий со словами других частей речи.

   1) К выполнению функции эквивалента предложения способны все междометия. Междометие имеет силу высказывания и в этом случае характеризуется самостоятельной интонацией: "Э", - сказали мы с Петром Ивановичем (Гоголь); От удивления мог произнести только один звук: "О!" (Купр.); "Эхма!" - презрительно воскликнул Лунев (Горьк.).

   2) Функция модального компонента предложения может реализоваться двояко. В одних случаях междометие употребляется как вводное слово: Терпение начинает мало-помалу лопаться, но вот - уpa! - слышится звонок (Чех.); Поскользнулась И бац! - растянулась (Блок). В других случаях модальная функция междометия неотделима от общего значения предложения, а междометие - от самой конструкции предложения: Ох и красота!, Ах она змея!; Эх ты житье-бытье!; Ах годы-годы!; Ох уж эти мне родственники!; Эх и песня!; Ах как приятно!; Ах как жалко!; Ох как стыдно!; Ой как кольнуло!; Вишь как ругается!; Ух какое великолепие!: Эх какая метель!; Ну (и) мороз!; Ну (и) чудак!; Эк куда метнул!; Эк его заливается! К выполнению последней функции способны только собственно эмоциональные междометия, преимущественно первообразные.

   С модальной функцией междометий смыкается функция интенсификации (усиления) качественного или количественного признака, выраженного какой-либо знаменательной частью речи. Употребляясь в акцентирующей функции, междометие помещается непосредственно перед словом, обозначающим самый признак (1), или выносится в синтаксическую позицию зависимого предложения (2): 1) У! какая сверкающая, чудная, незнакомая земле даль! (Гоголь); У! какая образина! Волосы - щетина, очи - как у вола (Гоголь); Сквозь любезность прокрадывалась ух какая юркая прыть женского характера! (Гоголь); Бежит.. у!.. бежит постреленок, Горит под ногами трава! (Искр.). 2) В старину свадьба водилась не в сравнение нашей. Тетка моего деда, бывало, расскажет - люли только! (Гоголь); Вот и прошлый год был такой неурожай, что боже храни! (Гоголь); Так спешим, что на-поди! (И. Никитин); А уж что за ребята, только ну! (Писем.); В ту пору был начальником губернии такой зверь, что у!!! (С.-Щ.).

   3) Функция члена предложения в большинстве случаев не является собственной синтаксической функцией междометий. Возможность употребления междометия в позиции того или иного компонента предложения обычно возникает тогда, когда междометие замещает собою ту или иную словоформу: Она все ох да ох; Характер у него ой-ой-ой; Народу - господи боже мой!; Дела - увы и ах!; Доходы - ну!; Сказал бы "ох", да не велит бог (старая посл.); Обманывает век, а живет всё эк (старая посл.).

   Исключение составляют звукоподражания типа бам, бац, звяк, щелк и глагольные междометия типа прыг, скок, толк, хвать, для которых функция члена предложения - сказуемого - является преимущественной синтаксической функцией. При этом они обычно получают контекстно-обусловленные значения прош. вр. сов. вида и уподобляются глаголам одноактного способа действия типа прыгнуть, хлопнуть, трахнуть, цапнуть (см. § 1421): Вдруг слышу крик и конский топ... Подъехали к крылечку. Я поскорее дверью хлоп И спряталась за печку (Пушк.); (Капитан Копейкин) побежал было за ней на своей деревяшке, трюх-трюх следом (Гоголь); Подзадорили детинушку - Он почти всю правду бух! (Некр.); Кот Васька насторожился И прыг к веретену (Некр.); Дверью хлоп, ушла (Г. Успенский); Перевесился, знаете ли, через перилу, а перила - хрусь! Хрустнула, знаете ли... (Чех.); Трамваем задавило? - шепотом спросил Поплавский. - Начисто! - крикнул Коровьев... Я был свидетелем. Верите - раз - голова прочь! Правая нога хрусть, пополам! Левая - хрусть, пополам! (Булг.).

   Употребление рассматриваемой группы слов в контексте настоящего или будущего времени, как и употребление их в других значениях, также возможно, но встречается достаточно редко; например: [Скалозуб:] Но крепко набрался каких-то новых правил. Чин следовал ему: он службу вдруг оставил, В деревне книги стал читать. [Фамусов:] Вот молодость!... - читать!... а после хвать! (Гриб.); Сидит на речке с удочкой Да сам себя то по носу, То по лбу - бац да бац! (Некр.); Как вскочит! Прямо к барину - Хвamь карандаш из рук (Некр.); Знаешь, кто на тебя наскочит, - Степка Карнаушкин. Он тебе даст, ты - брык (А. Толстой); В этих низовьях ночи - восторг. Светлые зори. Пеной по отмели шорх-шорх Черное море (Пастерн.); Всю ночь он пишет глупости. Вздремнет - и скок с дивана (Пастерн.). В значении побудительного наклонения: Как быть? Сквитаться мы должны... Ударь!.. Я позволяю. Не так ли, друг? Скорее - хлоп И снова правы, святы... (Некр.).

   Научная интерпретация слов типа хлоп, хвать неоднозначна. Существует традиция рассматривать их как особые глагольные формы, обозначающие "мгновенное", "ультрамгновенное" или "внезапно-мгновенное" действие в прошлом. Эта точка зрения опирается на факт регулярного употребления таких слов в функции сказуемого (см. примеры - выше), а также на предположение об их родстве с древнерусскими формами аориста, т. е. с такими формами, которые обозначали целостные - длительные или мгновенные - действия, полностью отнесенные в прошлое (А. А. Шахматов). Иногда слова типа хлоп характеризуются как усеченные формы глагола, омонимичные междометию, а процесс образования таких форм изображается в виде цепочки: хлоп! ® хлопнуть ® хлоп (С. О. Карцевский, А. А. Реформатский).

   Согласно другой точке зрения (Е. Д. Поливанов), слова типа хлоп, хвать - это особые "звуковые жесты", не имеющие никаких специфических глагольных характеристик и показателей, а лишь заменяющие или изображающие то или иное действие, воспринимаемое акустически либо зрительно. "Звуковые жесты" не всегда соотносительны с глаголами (см. в приведенных примерах: трюх-трюх, шорх-шорх); некоторые из них могут функционировать не только как сказуемые, но и как обстоятельственные слова. Ранее позицию, в некотором отношении близкую к изложенной точке зрения, занимал А. А. Потебня, характеризовавший слова типа хлоп, хвать как глагольные частицы или сказуемые без форм времени, наклонения, числа и лица. Отмечая сходство их значений с одноактными ("однократными") глаголами, А. А. Потебня подчеркивал, что в последних действие представляется более сознательным и поэтому - оформленным. Не отрицая глагольного происхождения таких "частиц", как толк, морг, прыг, скок, А. А. Потебня тем не менее выводил их из системы глагольных форм, указывая, что по употреблению они стоят в одном ряду со звукоподражательными междометиями. Взгляда на слова типа хлоп, хвать как на сказуемостные междометия и одновременно как на "звуковые жесты" придерживаются некоторые современные исследователи.

   В ряде случаев можно говорить о функциональном взаимодействии меж-дометий и союзов, прежде всего противительных: но, ан, ан нет, ан глядь: Ты можешь поступать, как знаешь, но - имей в виду, что...; Тут бы обедать идти и спать завалиться, ан нет! - помни, что ты дачник (Чех.); Что занимаюсь философией да иной раз нет времени, так уж я и не отец? Ан вот нет же, отец! отец, черт их побери, отец! (Гоголь); Ай-ай! как изба настудилась! Торопится печь затопить, Ан глядь - ни полена дровишек (Некр).

   Примечание. В литературном языке XIX в. междометной функцией регулярно осложнялись также союзы ин, лих, да лих, вышедшие из общего употребления: Я бы каждую неделю писал обозрение литературное - да лих терпения нет (Пушк.); Хотелось бы мне позвать их на новоселье, задать им пир горой: ин не бывать же этому! (Пушк.).


Предыдущая глава Содержание Следующая глава
E-mail Rambler's Top100 Rambler's Top100
Хостинг от uCoz