КАТЕГОРИЯ ЗАЛОГА

АКАДЕМИЯ НАУК СССР
ИНСТИТУТ РУССКОГО ЯЗЫКА

РУССКАЯ ГРАММАТИКА

Предыдущая глава Содержание Следующая глава

КАТЕГОРИЯ ЗАЛОГА
И РАЗРЯДЫ ПЕРЕХОДНЫХ И НЕПЕРЕХОДНЫХ ГЛАГОЛОВ

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

   § 1455. Залог в русском языке является грамматической категорией, формируемой средствами морфологии и синтаксиса. Залог – это категория, образуемая противопоставлением таких рядов морфологических форм, значения которых отличаются друг от друга разным представлением одного и того же соотношения между семантическим субъектом, действием и семантическим объектом. Различия заключаются в разной направленности глагольного признака по отношению к его носителю, выраженному подлежащим. Это достигается специальными конструкциями актива и пассива: в конструкции актива (Объем статьи определяет автор) глагольный признак представлен как исходящий от его носителя; в конструкции пассива (Объем статьи определяется автором) – как направленный на него. Это различие определяется тем, что в активе в роли носителя глагольного признака выступает семантический субъект, а в пассиве – семантический объект. Тем самым одно и то же соотношение между субъектом, действием и объектом представлено в активной и пассивной конструкции по-разному: со стороны субъекта, осуществляющего действие, или со стороны объекта, подвергающегося действию или испытывающего действие (состояние).

   В конструкции актива (Художник пишет портрет; Русские выиграли сражение) семантический субъект, производящий действие (деятель) назван им. падежом, т. е. формой, специально предназначенной языком для обозначения семантического субъекта; семантический объект в них назван формой вин. п. или – при отрицании – род. п. (Художник не написал портрета), т. е. формой, специально предназначенной для обозначения объекта (о неопределенно-личных, обобщенно-личных и безличных конструкциях см. ниже).

   В конструкциях пассива (Портрет пишется, написан художником; Сражение выигрывается, выиграно русскими) значение субъекта (деятеля) выражено формой тв. п. (т. е. формой, осложненной значением орудийности). Ослабленность в этой форме значения субъекта, определяющаяся самой формой тв. п., приводит к тому, что в форме им. п. в конструкциях пассива возникает сложное (диффузное) значение объекта действия/субъекта состояния, вызываемого этим действием. Аналогично в конструкциях: Ученик любит учителя (актив) и Учитель любим учеником (пассив) – в первом случае в активной конструкции субъект выражен им. п. и является носителем глагольного признака; в конструкции же пассива субъект выражен тв. п., а носителем глагольного признака является объект: в словоформе учитель совмещаются объектное и субъектное значения.

   В конструкции пассива словоформа в тв. п. со знач. субъекта действия может отсутствовать: Сражение выигрывается, выиграно; см. об этом § 1465.

   Конструкции актива и пассива являются синтаксическими средствами выражения отношения между субъектом, действием и объектом. Морфологическим средством здесь служит форма глагола; в конструкции актива выступает переходный глагол в спрягаемой форме; в конструкции пассива выступают формы краткого страдат. причастия (сражение выиграно) или спрягаемые формы глагола с постфиксом -ся в страдательном значении (сражение выигрывается). В конструкции актива глагол является глаголом действительного залога, в конструкции пассива – глаголом страдательного залога.

   Таким образом, категория залога организуется противопоставлением действительности и страдательности как таких грамматических значений, в которых заключено разное представление одного и того же соотношения между семантическим субъектом, действием и семантическим объектом. Это различие выражено одновременно и морфологически – формой глагола, и синтаксически – конструкциями актива и пассива.

   Залог как грамматическая категория охватывает все глаголы. Глаголов, стоящих вне залога, не существует. Таким образом, к сфере залога относятся и неопределенно-личные конструкции типа Статью пишут, К вам пришли, и обобщенно-личные предложения типа Позавидуешь таким людям, Его не проведешь. В этих случаях в одной и той же словоформе представлен и глагольный признак, и его носитель, выступающий как неопределенное или обобщенное лицо. В безличных конструкциях типа Светает носитель глагольного признака отсутствует. Конструкции обобщенно-личная, неопределенно-личная и безличная относятся к активу, а глаголы в них – к глаголам действительного залога.

   § 1456. С категорией залога тесно связано деление глаголов на разряды переходных и непереходных. Переходные глаголы называют действие, которое направлено на объект, выраженный зависимым именем в форме вин. п. (при наличии в предложении отрицания такой вин. п. регулярно заменяется род. п.: читал книгу – не читал книги). Большинство переходных глаголов обладает своими собственными грамматическими признаками: в их парадигму входит форма страдат. причастия. Непереходные глаголы называют действие, не предполагающее объекта, выраженного формой вин. п. Как правило, они не имеют в своей парадигме формы страдат. причастия. Страдательный залог непосредственно связан с переходностью: на нее опираются его морфологические средства (см. § 1455).

   С разделением глаголов на переходные и непереходные связано выделение возвратных глаголов. Возвратными называются непереходные глаголы с формально выраженной непереходностью: это глаголы с постфиксом -ся. В одних случаях они несут в себе значение страдательности – и тогда глагол с постфиксом -ся употребляется в конструкции пассива; в других случаях такого значения нет – и тогда возвратный глагол употребляется в активной конструкции (см. § 1468-1471).

ПЕРЕХОДНЫЕ И НЕПЕРЕХОДНЫЕ ГЛАГОЛЫ

   § 1457. Как сказано в § 1456, все переходные глаголы сильно управляют вин. падежом: колоть дрова, белить потолок, читать книгу, любить детей. Большинство переходных глаголов образует форму страдат. причастия; о глаголах, не образующих такой формы, см. § 1583, 1588. Непереходные глаголы – это все глаголы, которые не управляют вин. (род.) падежом. В большинстве случаев это глаголы, действие которых замкнуто в сфере субъекта, не направлено на объект: белеет парус; птица сидит на ветке. Эти глаголы не имеют формы страдат. причастия (об исключениях см. § 1583). Часть непереходных глаголов имеет формант непереходности – постфикс -ся: собираться, ссориться; другие непереходные глаголы этого форманта не имеют: белеть, бежать, стоять.

   Среди непереходных глаголов с постфиксом -ся выделяется группа глаголов, в которых постфикс -ся выражает только страдательное значение (см. § 1461). Таковы, например, глаголы: авансироваться, амнистироваться, ампутироваться, асфальтироваться, анализироваться, анонсироваться (спец.), бактеризоваться (спец.), бальзамироваться, бетонироваться, бинтоваться, бойкотироваться, бомбардироваться, брошюроваться, вальцеваться (спец.), вентилироваться.

   § 1458. Существуют переходные глаголы, которые управляют именем в род. п. вне условий отрицания. Это, во-первых, некоторые глаголы, совмещающие значение достижения результата со знач. количественности: нарвать цветов, наделать ошибок, накупить книг; во-вторых, глаголы, при которых может быть употреблен как род., так и вин. п.: ждать письмо и ждать письма; хотеть пряник и пряника; просить милостыню и милостыни.

   § 1459. Переходные глаголы означают действие, направленное на объект; это может быть объект создаваемый (строить дом), изменяемый (белить потолок, колоть дрова), уничтожаемый (жечь письма, бить посуду); воздействие на объект, не производящее в нем никаких изменений: читать книгу, благодарить отца, поздравлять сестру, хвалить ученика, одобрить идею. Переходные глаголы называют также чувственные восприятия (видеть картину, слушать музыку, чувствовать боль), отношение (любить человека, ненавидеть врага). Объект при таких глаголах означает предмет, который воспринимается, к которому направлено отношение.

   Непереходные глаголы называют состояние – физическое (болеть, спать) и психическое (грустить, горевать, радоваться); движение (бежать, бегать, идти, ходить, плыть, ехать, лететь, мчаться); существование (жить, быть, существовать); положение в пространстве (стоять, сидеть, лежать); выявление и становление признака (белеть, краснеть, расти, таять, сохнуть); профессиональное или непрофессиональное занятие (слесарничать, учительствовать, кашеварить); выявление свойств или способностей (лентяйничать); умение (говорить по-французски).

   Связь переходности и непереходности с лексическим значением глагола выражается и в том, что многозначные глаголы в одних значениях могут быть переходными, в других – непереходными. Так, гл. читать является переходным и управляет вин. п. в знач. (воспринимать написанное): читать книгу, письмо; этот же глагол является непереходным в знач. (уметь воспринимать написанное) (Малыш уже читает), (заниматься чтением) (Малыш сидит и читает). В последнем случае внимание сосредоточивается на самом процессе, который абстрагируется от объекта; это так называемое абсолютивное употребление глагола. Переходные префиксальные глаголы сов. вида редко употребляются абсолютивно; обычно при них назван объект.

   Об отношении переходности/непереходности к словообразовательным типам глаголов см. раздел "Словообразование глаголов".

ЗАЛОГ

   § 1460. Как сказано в § 1455, собственно залоговым отношением является выражаемое противопоставлением активных и пассивных конструкций отношение между субъектом, действием и объектом.

   Залоговое противопоставление, в котором страдательный залог выражен формой краткого страдат. причастия прош. вр. (Портрет написан художником – Художник написал портрет), характерно преимущественно для переходных глаголов сов. ви- да и является у них регулярным. Значение состояния, вызванного действием (см. § 1467), ярче всего обнаруживается именно в конструкциях с глаголами сов. вида в форме краткого страдат. причастия: Почти половина домов была покинута своими хозяевами (Чех.); Кузьма не был вами допрошен (Чех.); Николай Иванович был окружен при выходе из суда толпою женщин (А. Н. Толст.); Как все просто, когда уже сделано другими (Нагиб.).

   У глаголов несов. вида выражение страдат. залога формой краткого страдат. причастия прош. вр. (писан, читан, зван) встречается редко (см. § 1588): Закрасневшись извинилась, Что-де в гости к ним зашла, хоть звана и не была (Пушк.); Другие части были читаны Сергеем Ивановичем (Л. Толст.); Он был бит ими (Л. Толст.); Дом строен был тем же итальянцем (Бунин); Портрет поэтичен и писан не стариком (М. Нестеров).

   У глаголов несов. вида страдат. залог выражается также кратким страдат. причастием наст. вр.: Левинский мир был заглушаем наплывом Щербацкого элемента (Л. Толст.); Николай был уважаем, но не любим в обществе (Л. Толст.); А я вот был ненавидим, ненавидим хорошенькой девушкой (Чех.); Маринино влияние на меня, маленькую, было огромно, ничем и никем не перебиваемо (А. Эф- рон); Он был тревожим неудовлетворенным желанием что-то видоизменять (Фед.); Как верный ученик, я был ласкаем всеми (Брюс.); Все это... было влюблено в Пушкина и любимо, дразнимо, мучимо и воспето им (Ахмад.). Однако и такие формы, всегда имеющие стилистическую окраску книжности, не образуются регулярно. (см. § 1583).

   Таким образом, у глаголов несов. вида залоговое противопоставление, в котором страд. залог выражен формой краткого страдат. причастия, не является регулярным, оно ограничено возможностями образования страдат. причастия у глаголов несов. вида, малой употребительностью этих форм, а также стилистически. О залоговом значении полных причастий см. § 1578.

   § 1461. У глаголов несов. вида есть другой способ выражения залогового противопоставления: это – употребление в пассивной конструкции таких возвратных глаголов, в которые постфикс -ся вносит страдательное значение. В таких случаях активной конструкции, где переходный глагол является глаголом действит. залога (Они постигают добро и зло) противостоит пассивная конструкция с возвратным глаголом (Добро и зло постигается ими. Фед.). В это противопоставление (оппозицию) вступают два разных глагола: переходный (постигать) и возвратный (постигаться); Цель эта достигалась действиями народной войны (Л. Толст.); Все лучшее в мире – было к ее услугам и получалось ею совершенно даром (Чех.); Убранство и порядок дома велись Татьяною Семеновной по-старинному (Л. Толст.); Сад отдавался с весны хозяйкой внаймы (Дост.); Оттого, что луна загораживалась ею [кувшинкой], дрожало и лучилось вокруг нее сказочное сияние (Солоух.). Во всех таких случаях залоговое значение может быть выражено страдат. причастием наст. вр. (при условии, если такое причастие может быть образовано).

   В конструкциях пассива глаголы с постфиксом -ся употребляются преимущественно в формах 3 л. ед. и мн. ч. Другие формы здесь редки: Потом я где-то... приглашаюсь уже прямо Мухиным (Н. Пирогов); Я, брат, вообще употребляюсь иногда по иным делам (Дост.).

   Примечание. Постфикс -ся в страдат. значении иногда имеют и глаголы сов. вида: Известие о судьбе этой женщины вышлется мне сюда (Л. Толст.); Скоро из этого самовара дольются крутым кипятком стаканы (Катаев); Здесь палец не порежется ножом (Ахмад.). Такое употребление редко.

   § 1462. Выражение залогового противопоставления во многом зависит от вида глагола: глаголы сов. вида выражают страдат. залог преимущественно формой краткого страдат. причастия; глаголы несов. вида выражают страдат. залог преимущественно возвратным глаголом с постфиксом -ся в страдат. значении. Возвратный глагол несов. вида со страдат. значением никогда не выражает состояния, вызванного предшествующим действием; сравним: Вагоны, столбы, люди, все, что было видно – было занесено с одной стороны снегом и заносилось все больше и больше (Л. Толст.).

   § 1463. Грамматическая категория залога является категорией смешанного типа: у глаголов сов. вида и у некоторых глаголов несов. вида (см. § 1460) при соотношении спрягаемых форм действит. залога и кратких страдат. причастий залоговое противопоставление выражено разными формами одного глагола (Студенты построили клуб – Клуб построен студентами; Его любят друзья – Он любим друзьями); у других глаголов несов. вида залоговое противопоставление выражено разными глаголами; переходными глаголами действит. залога и возвратными глаголами в страдат. значении (которое может быть выявлено только в конструкции пассива: Профессор читает лекцию – Лекция читается профессором). Такое вовлечение в сферу грамматической категории отношений между разными словами делает категорию залога категорией отчасти словоизменительного, отчасти несловоизменительного типа (см. § 1115).

   § 1464. К глаголам действит. залога относятся следующие: 1) переходные глаголы сов. и несов. вида в спрягаемой форме, вступающие в залоговое противопоставление; 2) переходные глаголы сов. и несов. вида, не вступающие в залоговое противопоставление; 3) все непереходные глаголы сов. и несов. вида с формально не выраженной непереходностью (см. § 1457), например закричать, пойти, жить, существовать, сидеть; к таким глаголам относятся также переходные глаголы в непереходных значениях, например читать в предложении: Мальчик любит читать; писать в предложении: Славно пишет, переводит (см. § 1459); 4) непереходные глаголы с формально выраженной непереходностью, т. е. возвратные глаголы с постфиксом -ся нестрадательного значения в активных оборотах (Дети купаются в реке, Новоселы строятся летом); 5) безличные глаголы (см. § 1524). Все глаголы, которые не вступают в залоговое противопоставление (группы 2-5), являются несоотносительными глаголами действит. залога. Эти глаголы не могут формировать пассивной конструкции.

   § 1465. Конструкция страдат. залога (пассив) может быть трехчленной или двучленной: субъект действия в ней может быть выражен (Полы моются уборщицей раз в неделю) или не выражен (Полы моются раз в неделю). В трехчленной конструкции субъект действия назван специальной формой – творительным падежом со знач. действующего субъекта. Обычно это одушевл. существительные: Люди убиты этими самыми невиноватыми в этих смертях людьми (Л. Толст.); Почти половина домов была покинута своими хозяевами (Чех.); Роль играется тобой великолепно (Чех.); Отчетливо дифференцируется Шолоховым понятие народа (журн.). Однако субъект действия может быть выражен также неодушевл. существительным с конкретным или отвлеченным значением: Слезы сии отчасти возбуждаемы были пуншем (Пушк.); Совесть прекрасно заглушается рассуждениями (Чех.); Это отчасти требовалось общественным мнением (Л. Толст.); Село густо затенялось садами (Фед.); Это желание продиктовано соображениями конкурентной борьбы (газ.). Конструкции с тв. п. со знач. действующего субъекта имеют книжный характер.

   § 1466. В употреблении чаще бывают представлены двучленные страдательные конструкции, т. е. конструкции, не включающие в себя формы со знач. субъекта действия: Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается (присказка); Допросы производились уже второй месяц (Фед.); Отряды нелегально перебрасывались через границу (газ.). Отсутствие тв. п. со знач. действующего субъекта в конструкции пассива может в некоторой степени приглушать значение страдательности. Степень определенности страдат. значения при этом во многом зависит от способов его выражения. Так, в конструкциях с кратким страдат. причастием наст. вр. глагола несов. вида значение пассива остается очевидным и при неназванном субъекте действия: Он любит и любим (Фед.); Ваня был допускаем в детскую (Цвет.); Святость учительского дела всегда была чтима высоко (газ.); Мои примеры могут и должны быть критикуемы (Л. В. Щерба). В конструкциях с возвратным глаголом несов. вида при отсутствии субъекта действия значение страдательности ослаблено. Это значит, что глагол с постфиксом -ся может быть истолкован двояко – и как глагол страдат., и как глагол действит. залога: Ишь, как в старину-то люди хоронились, – сказал мне какой-то старик (Бунин); Но жглись костры и обжигал огонь (О. Шестинский); Больное самолюбие раздражалось изо дня в день (Панова).

   В случаях, когда возвратный глагол имеет только страдат. значение (см. § 1457), это значение выявляется достаточно определенно в любом контексте.

   § 1467. В глаголах сов. вида в форме краткого страдат. причастия прош. вр. при отсутствии тв. п. со знач. действующего субъекта значение состояния преобладает над значением действия. В конструкциях Клуб построен студентами в короткий срок; Магазин был открыт продавцом в 10 часов причастие несет значение действия, пассивно воспринятого объектом; в конструкциях Клуб построен, Магазин открыт в причастии преобладает значение состояния. Аналогично: Дело уже слажено (Триф.); В бригадах открыто десять торговых точек (газ.).

   Пассивные конструкции со страдат. глаголами несов. вида часто соотносятся с активными конструкциями с неопределенно-личным значением: По радио передаются последние известия – По радио передают последние известия; Улицы асфальтируются летом – Улицы асфальтируют летом.

ВОЗВРАТНЫЕ ГЛАГОЛЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОГО ЗАЛОГА

   § 1468. Как сказано в § 1455, категорией залога охватываются все глаголы русского языка, следовательно, и те возвратные глаголы, у которых постфикс -ся не формирует страдат. значения. Такие глаголы представляют собой различные словообразовательные типы непереходных глаголов действит. залога. Возвратные глаголы, таким образом, образуют разные лексико-грамматические разряды (см. § 1119). Тв. п. при таких глаголах никогда не имеет значения действующего субъекта.

   Конструкция с возвратным глаголом действит. залога имеет свои синтаксические характеристики: она может быть распространена деепричастным оборотом; деепричастие выражает здесь действие, происходящее одновременно с действием сказуемого (Новоселы, торопясь успеть до зимы, строятся летом); сказуемое-глагол действит. залога может определяться местоимением сам, относящимся одновременно и к подлежащему (Нитки сами так и рвутся).

   В зависимости от того, какой глагол является мотивирующим, выделяются две разновидности возвратных глаголов действит. залога: глаголы, мотивированные глаголами переходными и непереходными.

   § 1469. Возвратные глаголы, мотивированные переходными глаголами, распределяются по нескольким лексико-грамматическим разрядам.

   1) В глаголах собственно-возвратного значения субъект и объект действия совпадают: субъект, выраженный подлежащим (обычно это сущ. одушевл.), направляет действие на самого себя. Это – глаголы со знач. физического действия: мыться, умываться, одеваться, раздеваться, обуваться, разуваться, причесываться, бриться, белиться, румяниться, кутаться, гримироваться; Не вышел, не выбежал, а выбросился вон (Фед.). Для ряда таких глаголов характерна семантическая близость с сочетаниями переходного глагола с вин. п. местоимения себя: мыть себя, одевать себя; Половина их в течение десяти лет гибла, кто вешая себя, кто сжигаясь (Л. Толст.). Сюда же относится ряд глаголов со значением состояния: сдерживаться, настраиваться, возбуждаться, унижаться (сравним: сдерживать себя, настраивать себя, возбуждать себя, унижать себя).

   2) Глаголы взаимно-возвратного значения выражают взаимное (совместное, направленное друг на друга) действие нескольких субъектов: целоваться, обниматься (целовать, обнимать друг друга), встречаться, видеться, знаться (разг.), мириться, ссориться, шептаться.

   3) Глаголы косвенно-возвратного значения называют действие, совершаемое субъектом в своих интересах; это значит, что субъект совершает действие для себя самого, но ни в самом глаголе, ни в его синтаксических связях это значение специально не выражается. Таковы глаголы прибираться, укладываться, строиться, построиться, запасаться, устраиваться; Это бы расстроило наши планы, а мы уложились (Л. Толст.); Мы все еще стоим на дороге и починяемся (Чех.); Хорь обстроился, накопил деньжонку (Тург.); Мы у него лошадьми раздобудемся (Тург.); Помаленьку да потихоньку – глядишь и обставился (С.-Щ.). Значение таких глаголов может быть истолковано конструкциями, содержащими местоимения себе, для себя: раздобыться (разг.) – раздобыть для себя; обставиться, прибраться – обставить, прибрать свой (для себя) дом; починиться (разг.) – починить что-н. свое (себе); уложиться (разг.) – уложить свои вещи.

   4) Глаголы активно-безобъектного значения при потенциально-качественном употреблении глаголов несов. вида (см. § 1447) называют (как правило, в формах наст. вр.) действие как постоянное и характерное свойство субъекта, его отличительную черту: крапива жжется, корова бодается, собака кусается, кошки царапаются.

   5) Глаголы характеризующе-качественного значения называют (при тех же условиях, что и в п. 4) действие как характерную для субъекта склонность или способность подвергаться какому-либо воздействию: нитки плохие, рвутся; машина хорошо заводится; фарфор легко бьется; кофе плохо растворяется. Подлежащим при таких глаголах выражается субъект – носитель свойства, характерного признака.

   6) Глаголы общевозвратного значения называют действие, замкнутое в сфере субъекта как его состояние: сердиться, тревожиться, удивляться, радоваться, томиться, пугаться, беспокоиться, веселиться, печалиться, конфузиться; Марья Кирилловна веселилась как дитя (Пушк.); В первое время печалилась Саша (Некр.); Не беспокойся, пожалуйста, ни о моей болезни, ни о своем проигрыше (Л. Толст.).

   7) Побочно-возвратные глаголы называют действие как соприкосновение с объектом, причем объект своим наличием как бы стимулирует, порождает само это действие, делает его возможным: держаться за перила, взяться за ручку двери, цепляться за руку, стукнуться, удариться, ушибиться об угол, тереться о забор.

   § 1470. Возвратные глаголы, мотивированные непереходными глаголами, не организуются в более или менее четкие лексико-грамматические разряды. Сочетанием непереходного глагола с постфиксом -ся очень часто образуется глагол, который лексически близок к глаголу без постфикса -ся: грозить и грозиться, стучать и стучаться, звонить и звониться; в некоторых контекстах в подобных глаголах с постфиксом -ся выявляется оттенок интенсивности или настойчивости в осуществлении действия: Я стал стучаться в дверь. Вышел хозяин (Пушк.); Мы звонились долго, но напрасно (Верес.). В других случаях постфикс -ся, присоединяясь к непереходным глаголам со знач. (видеться в каком-либо цвете), может привносить в значение глагола оттенок неопределенности, слабости выявления признака; сравним: белеть и белеться, краснеть и краснеться, чернеть и чернеться; Он ничего не видел: то серелось, то как будто чернелось что-то (Л. Толст.); Только свет луны белеется длинной чертой по полу (Тург.); В овраге краснелся догоравший огонь (Л. Толст.). Постфикс -ся может переводить непереходный глагол в класс безличных, называющих состояние, переживаемое субъектом помимо его воли: верится, плачется, думается (см. § 1524). В сочетании с различными префиксами постфикс -ся формирует разные словообразовательные типы глаголов; они описаны в § 936-959.

   § 1471. Некоторые возвратные глаголы не соотносительны с глаголами без постфикса -ся; например: бояться, улыбаться, удаться, смеяться, нравиться, надеяться, гордиться, лениться, стараться, сомневаться, понадобиться, безл.: смеркается, нездоровится, а также возвратные глаголы несов. вида со знач. изменения положения в пространстве: ложиться, садиться, становиться.

КАТЕГОРИЯ НАКЛОНЕНИЯ

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

   § 1472. Морфологическая категория наклонения глагола – это система противопоставленных друг другу рядов форм, выражающих отношение действия к действительности и имеющих значения реальности (изъявительное наклонение), побуждения (повелительное наклонение) или предположительности, возможности (сослагательное наклонение). Изъявительное наклонение тесно связано с категорией времени: значение этого наклонения выявляется в формах наст., прош. и буд. вр. Повелительное и сослагательное наклонения не имеют форм времени.

   Морфологическая категория наклонения организуется противопоставлением следующих рядов форм: 1) форм изъявительного наклонения, в состав которых входят формы наст., прош. и буд. вр. у глаголов несов. вида (играю, играешь, играет, играем, играете, играют; играл, играла, играло, играли; буду, будешь, будет, будем, будете, будут играть) и формы прош. и буд. вр. у глаголов сов. вида (сказал, сказала, сказало, сказали; скажу, скажешь, скажет, скажем, скажете, скажут); 2) форм повелительного наклонения (скажи, скажем(те), скажите) (о сочетаниях типа пусть скажет, пусть скажут см. § 1480); 3) форм сослагательного наклонения (сказал бы, сказала бы, сказало бы, сказали бы). Каждый из этих рядов форм характеризуется единством категориального значения и определенными средствами выражения. К этим средствам относятся: 1) аффиксы: флексии и постфикс -те – в формах повелит. накл.; 2) формообразующие частицы: бы – в формах сослагат. накл., давай(те) (в сочетании с инфинитивом) в формах совместного действия повелит. накл. (см. § 1479); 3) вся система временных форм – в изъявит. накл. Как видно, формы повелит. и сослагат. накл. характеризуются своими специальными показателями; формы изъявит. накл. специального показателя наклонения – аффикса или частицы – не имеют: роль морфологических показателей изъявит. накл. выполняют формы времени.

   Каждое из морфологических наклонений обладает своим категориальным значением. Значение изъявительного наклонения – представление действия как реального, такого, которое действительно происходит, происходило или будет происходить; значение повелительного наклонения – представление действия требуемого, такого, к которому говорящий кого-л. побуждает; значение сослагательного наклонения – представление действия как возможного, предполагаемого. Наклонения глагола по значениям реальности, побуждения и предположительности образуют два основных противопоставления. Это, во-первых, противопоставление изъявительного (так наз. "прямого") наклонения наклонениям повелительному и сослагательному ("косвенным"); во-вторых, это противопоставление выражающего побуждение повелительного наклонения наклонениям изъявительному и сослагательному, которые в основных своих значениях волеизъявления не выражают.

ИЗЪЯВИТЕЛЬНОЕ НАКЛОНЕНИЕ

   § 1473. Как уже сказано в § 1472, категориальным значением изъявительного наклонения является значение реальности, т. е. представление действия как реально осуществляющегося в настоящем, прошедшем или будущем: Однообразный, глухой шум моря, доносившийся снизу, говорил о покое, о вечном сне, какой ожидает нас. Так шумело внизу, когда еще тут не было ни Ялты, ни Ореанды, теперь шумит и будет шуметь так же равнодушно и глухо, когда нас не будет (Чех.). В условиях контекста, в сочетаниях с частицами и другими характеризующими словами на значение реально осуществляющегося действия в формах изъявит. накл. могут наслаиваться оттенки объективно обусловленной возможности или невозможности и различные модальные характеристики (намерения, решимости, угрозы, готовности, нежелания). Эти оттенки выражаются в особых синтаксических условиях употребления форм времени, вида и лица или при сочетании с частицами, наречиями, модальными словами. Специфика изъявит. накл. состоит в том, что оно практически не налагает ограничений на возможности выражения различных модальных оттенков лексико-граммати- ческими средствами и средствами контекста.

   Формы изъявит. накл. могут употребляться переносно – для выражения тех значений, которые свойственны повелит. и сослагат. наклонениям. Существенную роль при этом играют контекст и интонация, а также вся речевая ситуация. Употребление изъявит. накл. в ситуации побуждения характерно, во-первых, для форм 2 л. ед. и мн. ч. буд. вр.; во-вторых, для форм прош. вр. отдельных глаголов сов. вида.

   1) Употребление форм 2 л. буд. вр. в функции побуждения распространено в разговорной речи, широко отражается в художественной литературе при передаче диалога. Значение буд. вр. при этом не утрачивается, а сочетается со значением побуждения. При таком употреблении значение побуждения может подчеркиваться в контексте соседством с формами повелит. накл.: Ты отведешь ее [собаку] к генералу и спросишь там, скажешь, что я нашел и прислал... И скажи, чтобы ее не выпускали на улицу (Чех.); Позвони сейчас военкому. В дивизии заболел комиссар, а ты его заменишь (Фед.); Сейчас эмку заправьте, поедете в полевой госпиталь, найдете Сафонова, из-под земли достанете и узнаете, что с майором (Симон.); Вернитесь, поедете с нами. Забирайтесь-ка в мои сани (В. Ажаев).

   Примечание. В силу совпадения форм 1 л. мн. ч. буд. вр. глаголов сов. вида (например, скажем, пойдем) и форм повелит. накл. в знач. совместного действия (скажем – скажем(те), пойдем – пойдем(те) в ряде случаев нельзя с уверенностью говорить о переносном употреблении форм буд. вр. 1 л. мн. ч. Например, двоякое толкование могут получить следующие употребления: Комендант обошел свое войско, говоря солдатам: "Ну, детушки, постоим сегодня за матушку-государыню и докажем всему свету, что мы люди бравые и присяжные" (Пушк.); Да, убежим, убежим от этих людей, от этого света в какой-нибудь далекий, прекрасный, свободный край! (Тург.).

   2) Значение побуждения может быть выражено формами прош. вр. некоторых глаголов (начать, кончить, пойти, побежать, поехать, поплыть, полететь, взять, взяться), употребленных в роли главного члена бесподлежащного предложения со значением побудительности: Дружно, вместе начали!; Кончили разговоры!; Пошли!; Поехали!; Полетели!; Поплыли на тот берег!; Раз-два, взяли!; А ну, взялись все вместе!; "Молчи, хрыч! – отвечал я ему, запинаясь; ты, верно, пьян, пошел спать... и уложи меня" (Пушк.); Полковник вызывает. Пошли (Симон.); Петька крепче натянул варежки и дружелюбно сказал: – "Ну, поехали" (Гладк.). В таких случаях (в ситуации побуждения) категориальные значения изъявит. накл. и прош. вр. не утрачиваются: действие образно представлено так, как будто оно уже произошло.

   Формы пошел!, пошла! развили в себе значение междометия ((вон)): Пошел отсюда!; Пошли прочь!; Ну-ну-ну! – кричал он, делая угрожающий жест локтем в грудь. – Пошла отсюда, из барских комнат, на кухню! (Гонч.).

   § 1474. В отдельных случаях, когда контекст указывает на возможность действия, формы прош. вр. изъявит. накл. могут быть употреблены в значении, близком к значению сослагат. накл.: возможное действие представляется как легко осуществимое, близкое к реальности: Не канатом он с Ермилом-то связан, бросил, да пошел (А. Остр.); Ах ты какой, Федя; ну, послал кого за водкой – и вся тут (М.-Сиб.).

ПОВЕЛИТЕЛЬНОЕ НАКЛОНЕНИЕ

   § 1475. Категориальным значением повелительного наклонения является значение побуждения, т. е. представление действия как требуемого, к которому побуждает кого-л. говорящий: дай, уйди, ответь, приезжай; Товарищ, прислушайся, встань, улыбнись, И с вызовом миру поведай: – За город сражаемся мы не одни, – И это уже победа (Берг.). Формы повелит. накл. – это личные формы ед. и мн. ч.: форма 2 л. ед. ч., выражающая побуждение к действию, обращенное к одному лицу, форма 2 л. мн. ч., выражающая побуждение, обращенное к нескольким лицам, и свойственные только повелит. накл. формы совместного действия, выражающие побуждение, обращенное к группе лиц, включающей говорящего. Формы 2 л. ед. ч. образуются от основы наст. вр. одним из двух способов: путем присоединения к основе наст. вр. 1) флексии -и или 2) нулевой флексии при чередовании согласных в конце основ по твердости – мягкости.

   Первый способ образования характеризует следующие группы глаголов. 1) Глаголы с основой наст. вр. не на |j| (т. е. глаголы не I, II и VIII кл.) и с ударением на флексии в форме 1 л. ед. ч. наст. вр.: смотрю – смотри, говорю – говори, кричу – кричи, пеку – пеки, пишу – пиши. 2) Глаголы с основой наст. вр. на |j| и инфинитивом на -ить (кл. X, 1), имеющие в 1 л. ед. ч. ударение на флексии: таить – таю – таи, поить – пою – пои; некоторые глаголы имеют вариантные просторечные формы 2 л. на |j|: напои и напой, подои и подой. 3) Глаголы разных классов с ударением в 1 л. ед. ч. наст. вр. на основе, при условии, если основа оканчивается на сочетание согласных: кончу – кончи, прыгну – прыгни, смолкну – смолкни; исключение составляют гл. крапать и сыпать, которые в форме 2 л. ед. ч. повелит. накл. оканчиваются на |п'|: крапь (употребляется редко), сыпь вместо ожидаемых *крапли, *сыпли (в соответствии с основой наст. вр. – крапл-ют, сыпл-ют). У некоторых глаголов с ударяемой основой и с корневой морфемой на |с| или на две согласных, первая из которых |р1|, возможны вариантные формы с -и (предпочтительно) и без -и: очисти и очисть, прочисти и прочисть, испорти и испорть, корчи и корчь, морщи и морщь. 4) Глаголы с префиксом вы-: вынеси, выкупи, выпиши, выскажи и под. В случае, если форма повелит. накл. бесприставочного глагола оканчивается на мягкую согласную (кинь, сунь, брось, ставь, правь), у мотивированных глаголов с приставкой вы- возможны вариантные формы повелит. накл.: выкини и выкинь, высуни и высунь, выброси и выбрось, выправи и выправь. Указанные в п. 3 и 4 формы повелит. накл., оканчивающиеся на мягкую согласную, типа испорть, прочисть, выкинь, высунь свойственны разг. речи.

   Второй способ образования представлен двумя разновидностями. 1) В том случае, если основа наст. вр. оканчивается на парно-твердую согласную, форма повелит. накл. оканчивается на парно-мягкую согласную (об исключениях см. ниже, п. 2): буд-ут – будь, встан-ут – встань, трон-ут – тронь. 2) В том случае, если основа наст. вр. оканчивается на парно-мягкую согласную, шипящую, |j| или |г|, в форме повелит. накл. чередования в конце основы отсутствуют: брос-ят – брось, мурлыч-ут – мурлычь, реж-ут – режь, услыш-ат – услышь, беле|j-у|т – белей, uгра|j-у|т – играй; ляг-ут – ляг. Глаголы бить, вить, лить, пить, шить (кл. I, 5), образующие формы повелит. накл. по второму способу, имеют в основе беглую гласную |е|: бей, вей, лей, пей, шей. По второму способу образуются формы 2 л. ед. ч. повелит. накл. от глаголов с основой наст. вр. на |j| и с ударением на окончании в 1 л. ед. ч. (как правило, глаголы с основой на |j|, образующие формы повелит. накл., имеют ударение на основе, см. выше: играю, белею): боюсь – бой-ся (а не *бои-сь), жую – жуй (а не *жуи), пою – пой (а не *пои), смеюсь – смейся (а не *смеи-сь). При образовании формы 2 л. повелительного накл. по второй разновидности эта форма совпадает с основой наст. вр.

   Примечание. Глаголы уведомить, лакомиться и -купорить (за-, от-) наряду с закономерными для них формами уведомь, лакомься, -купорь образуют также формы на -и:, уведоми, лакомись, -купори.

   § 1476. Ряд глаголов образует формы повелит. накл. от основы, отличающейся от основы наст. вр. Сюда относятся: 1) глаголы кл. VIII с основой наст. вр. на |aj|: вставать – вста|j-y|т, давать – да|j-y|т, создавать, узнавать, у которых форма повелит. накл. имеет вид вставай, давай, создавай, узнавай (очевидно, под влиянием глаголов I кл. с суф. морфами -ива-, -ва-: разыгрывать – разыгрывай, подбадривать – подбадривай, напевать – напевай); 2) изолированные глаголы дать, создать, у которых форма повелит. накл. образуется от основы на |aj|, совпадающей с основой наст. вр. глаголов кл. VIII давать, создавать (давать – да-|j-y|, создавать – созда|j-y|): дай, создай; 3) изолированный глагол есть (основа наст. вр. е|д'|- – ед-ят) в повелит. накл. имеет основу еш-: ешь; 4) изолированный глагол ехать, у которого в качестве формы 2 л. ед. ч. выступает образование поезжай (другие формы от этой основы не образуются) и прост. езжай – от глагола -езжать (формы уезжай, отъезжай, приезжай, наезжай, съезжай, выезжай, заезжай – нормальны).

   § 1477. Возможности образования форм 2 л. ед. ч. повелит. накл. реализуются не всегда: ему может препятствовать лексическое значение глагола. Так, неупотребительны формы повелит. накл. от глаголов, называющих нецеленаправленные действия и состояния: весить, выглядеть, значить, наличествовать, стоить, преобладать, поиздержаться, поизноситься, приустать, подзабыть. Избегается употребление форм повелит. накл. от глаголов болеть (испытывать боль), мочь, хотеть; последние отмечаются в разговорных и экспрессивных сочетаниях, преимущественно с отрицанием: Не боли ты, душа (Никит.); хоти или не хоти, а...; и думать не моги (разг.).

   Примечание. Формы повелит. накл. префиксальных глаголов, мотивированных гл. хотеть и мочь, нормальны: захоти, смоги.

   Употреблению форм повелит. накл. может препятствовать несовместимость лексического значения глагола со значением побуждения, как правило, адресуемого лицу. Так, избегается употребление форм повелит. накл. от глаголов, называющих такие действия, которые исходят от неодушевл. предметов: близиться, бодрить, булькать, ветвиться, вместить, возобновиться, возникнуть, выветриться, втечь. В прямом значении побуждения не употребляются формы повелит. накл. от безличных глаголов: морозить, рассветать, знобить. Однако лексические ограничения могут сниматься для форм, конструирующих подчинительную связь в сложном предложении: Рассветай сегодня пораньше, я бы встал вовремя (Н. Дурново); Вероятно, лучше было бы, доведись мальчику исполнить свое желание (А. Шаров); Впрочем, наше дело маленькое. Наше дело прокукарекать, а там хоть и не рассветай (В. Богомолов). О сочетании формы повелит. накл. с частицей давай типа давай гуляй, давай пробуй, давай играй см. "Синтаксис. Простое предложение", § 1938.

   § 1478. Формы 2 л. мн. ч. повелит. накл. образуются путем присоединения к формам ед. ч. постфикса -те: иди-те, режь-те, таи-те; в возвратных глаголах постфикс -те стоит перед аффиксом -ся (-сь): купайся – купайтесь, беспокойся – беспокойтесь. Встречающееся в ед. ч. двоякое образование форм (см. § 1475) мн. числу не свойственно: из двух форм ед. ч. с постфиксом -те соединяется только одна форма: высуни и высунь, но высуньте; высыпи и высыпь, но высыпьте; выстави и выставь, но выставьте; корчь и корчи, но корчите; прочисть и прочисти, но прочистите.

   § 1479. Формы совместного действия – это формы мн. ч.; обозначаемое ими побуждение всегда относится к двум или более лицам: к собеседнику (либо собеседникам, группе лиц, включающих собеседника) и к самому говорящему. Значение повелит. накл. у этих форм выражается при помощи постфикса -те, присоединяемого: 1) у глаголов сов. вида и у глаголов однонаправленного движения – к форме 1 л. мн. ч. изъявит. накл.: пойдемте, поедемте, идемте, летимте, плывемте; Ребята! Не Москва ль за нами? Умремте ж под Москвой (Лерм.); А, впрочем, станемте-ка лучше чай пить (Тург.); 2) у глаголов несов. вида (кроме глаголов однонаправленного движения) – к частице давай, соединяющейся с инфинитивом этого глагола: давайте петь, давайте играть; Давайте, – говорю, – ласковые, в жмурки по полянке бегать (Леск.). Частица давай(те) употребляется и при формах совместного действия глаголов сов. вида: давай(те) напишем; давай(те) сыграем; Зовет меня взглядом и криком своим И вымолвить хочет: Давай улетим! (Пушк.). Из возможных дублетных образований типа покормимте – давайте покормим, сыграемте – давайте сыграем более употребительны сочетания с частицей давай(те).

   В формах, образованных с помощью частицы давай, постфикс -те обычно присоединяется к этой частице, но в разг. речи возможно присоединение постфикса и к частице, и к форме глагола одновременно: давайте напишем и давайте напишемте; Давайте, знаете, | устроимте карусель | на дереве изучения добра и зла! (Маяк.).

   В том случае, если в формах совместного действия отсутствует постфикс -те (при вежливом обращении обязательный), эти формы: 1) совпадают с формами буд. вр. простого (у глаголов сов. вида: поедем, простимся, сыграем) и наст. вр. (у глаголов несов. в. однонаправленного движения: едем, бежим, летим); 2) совпадают с формами буд. вр. сложного (у глаголов несов. вида: будем играть, будем гулять); 3) образуются сочетанием частицы давай с инфинитивом глагола несов. вида, обозначая при этом совместное действие говорящего и собеседника: давай играть. Формы совместного действия типа будем играть употребляются редко; более употребительна аналитическая форма с частицей давай(те) и инфинитивом глагола несов. вида: давай(те) играть, давай(те) гулять.

   При совпадении форм совместного действия с формами 1 л. мн. ч. буд. вр. простого или буд. вр. сложного первые характеризуются как формы повелит. накл. на основании речевой ситуации и интонации, соотносящих эти формы с формами совместного действия типа поедемте, сыграемте, будемте играть: [Cаша:] (Львову) Вот теперь и подумайте: понимаете вы себя или нет? Тупые, бессердечные люди! (Берет Иванова за руку). Пойдем отсюда, Николай! Отец, пойдем! (Чех.). Совпадением форм совместного действия гл. сов. и несов. вида типа пойдем, сыграем, будем играть с формами буд. вр. этих глаголов объясняется употребление сочетаний с частицей давай(те), распространенное для глаголов сов. вида (давай(те) пойдем и давайте пойдемте) и грамматически возможное, но редкое, для глаголов несов. вида (давай(те) будем играть и давайте будемте играть).

   Примечание 1. В функции, близкой к функции частицы давай, при форме совместного действия может быть употреблена частица дай. Значение побуждения при этом имеет оттенок предоставления возможности со стороны того, кому адресована речь: Здесь в сумерки в конце зимы Она да я – Лишь две души. Останься, дай посмотрим мы, Как месяц канет в камыши (Блок); Как у тебя хорошо и светло – Нам за стеною темно... Дай пошалим, постучимся в стекло, Дай-ка забьемся в окно! (Блок). Такое употребление редко.

   Примечание 2. В разг. речи и просторечии совместное действие может выражаться сочетанием междометия айда (айдате, прост.) с инфинитивом: айда гулять! Это же междометие входит в сочетание с формами совместного действия, совпадающими с формами буд. вр.: айда погуляем.

   § 1480. Побуждение может быть отнесено к 3 л. ед. и мн. ч. В этих случаях оно выражается сочетанием частицы пусть или пускай, устар. да с формой 3 л. ед. или мн. ч изъявит. накл.: пусть придет; пускай веселятся; пусть останутся; Да здравствует солнце, да скроется тьма! (Пушк.); Да ведают потомки православных Земли родной минувшую судьбу (Пушк.). Такие сочетания, абсолютно регулярные в своем образовании, обычно трактуются как аналитические формы 3 л. ед. и мн. ч. повелит. накл. глагола. Однако по своей природе они ближе к сочетаниям слов, так как, во-первых, частицы пусть, да соединяются и с формами 1 и 2 л. (Пусть я расскажу! Гоголь; Да правлю я во славе свой народ. Пушк.; Пусть мы будем первыми; Пусть вы пойдете); во-вторых, эти частицы во многих случаях распространяют свое значение на предложение в целом: Пусть стол стоит у окна! См. об этом "Синтаксис. Простое предложение", § 1938.

   § 1481. Как уже сказано в § 1475, категориальное значение повелит. накл. – это значение побуждения. Основным носителем этого значения является форма 2 л. ед. и мн. ч., обозначающая побуждение, обращенное к одному лицу или к группе лиц: убери (со стола), подмети (комнату), напиши (письмо), передайте (ему мою просьбу). Формы 2 л. могут выражать побуждение, адресованное не лицу, а предмету; такое обращение характерно для поэтической речи. При этом предмет, к которому обращено побуждение, обычно персонифицирован и, как правило, называется: Шуми, шуми, послушное ветрило, Волнуйся подо мной, угрюмый океан (Пушк.); Храни меня, мой талисман (Пушк.); Догорай, гори, моя лучина (народн. песня). Об употреблении подлежащего-личного местоимения при сказуемом – глаголе в форме повелит. накл. см. "Синтаксис. Простое предложение", § 2257.

   В зависимости от вида глагола волеизъявление может сопровождаться теми или иными экспрессивными оттенками. Формы повелит. накл. глаголов несов. вида обычно выражают более категорическое побуждение, чем формы глаголов сов. вида. Ср.: Сядь, Илька! Ради бога, сядь! Ну, да садись же! (Чех.); Выверните карманы! Ну, живо! Что я вам говорю? Выворачивайте! (Н. Остр.). С наибольшей отчетливостью экспрессивный характер побуждения в глаголах несов. вида выступает в тех случаях, когда из контекста очевидно, что исполнение действия должно произойти немедленно: Полно врать, – прервал я строго, – подавай сюда деньги, или я тебя взашей прогоню (Пушк.); Одевайся, пойдем ко мне (Гонч.); Сейчас слезай, если не хочешь, чтобы тебя стащили в грязь (Тург.); [Студзинский:] Лариосик! Живо несите подушку и одеяло. Кладите на диван. (Переносят Николку на диван). Режь сапог! (Булг.).

   В тех случаях, когда при волеизъявлении не предполагается немедленное исполнение действия, а имеет место побуждение к действию постоянному, повторяющемуся, формы повелит. накл. несов. вида лишены экспрессивного оттенка: Молчи, скрывайся и таи И чувства и мечты свои (Тютч.); Люби ж, покуда любится, Встречай, пока встречается (Исак.); Живи тихонько, спокойненько, а упрямо! Слушай всех, а делай, как тебе лучше (Горьк.).

   Различие в значениях форм повелит. накл. глаголов сов. и несов. вида не относится к области устойчивых и строгих правил. Характер побуждения определяется не только видовым значением глагола, но также лексическим значением слова и ситуацией. Например, такие приглашения к действию, названному глаголом несов. вида, как заходите, входите, садитесь, могут не иметь экспрессивных оттенков распоряжения или требования. Категорическое требование не выражается и при употреблении форм повелит. накл. глаголов несов. вида, когда предполагается продолжение уже начатого действия или специально акцентируется самый процесс осуществления действия: Рассказывайте, – напоминаю я тихонько (Горьк.); Только вы отвечайте мне сразу. Отвечайте, не раздумывая, а прямо, – как спрошу, так и ответьте (А. Н. Толст.).

   С другой стороны, формы повелит. накл. глаголов сов. вида в определенных ситуациях могут выражать большую, чем формы несов. вида, категоричность побуждения; например: Придите в четыре часа и Приходите в четыре часа. Ср. нарастание категоричности побуждения в следующем тексте: – Садитесь... Но Симон продолжал стоять и заслонял Бочкову. – Картинкин, сядьте. – Но Картинкин все стоял. – Картинкин, сядьте. Но Картинкин все стоял и сел только тогда, когда подбежавший пристав... трагическим шепотом проговорил: – Сидеть, сидеть! (Л. Толст.).

   Формы повелит. накл. некоторых глаголов сов. вида с отрицанием в силу своей экспрессивной окраски и лексического значения глагола часто употребляются как устойчивые формулы просьбы: не покинь(те), не оставь(те), не забудь(те), не погуби(те); извинения: не обессудь(те); вежливого обращения, иногда иронического: не изволь(те) беспокоиться, не откажи(те) в любезности.

   О видовых различиях форм повелит. накл. при отрицании см. § 1450.

   § 1482. В разговорной речи формы повелит. накл. глаголов сов. вида употребляются для "побуждения к запрещаемому" или "обратного побуждения", т. е. для выражения запрещения называемого действия: Поговори мне еще! (т. е. (замолчи)); Попадись мне только! (т. е. (нe смей, опасайся попасться)); Фельдшер вспылил и крикнул: – Поговори мне еще! Дубина! (Чех.); Застрелю! Коснись этой женщины! (А. Н. Толст.); Ты у меня пикни только (А. Остр.). Такое употребление связано с определенными синтаксическими конструкциями и словопорядком (см. "Синтаксис. Простое предложение", § 1942).

   § 1483. Формы повелит. накл. некоторых глаголов имеют модальные значения, близкие к значениям междометий и частиц. Так, за отдельными лексическими значениями некоторых глаголов в формах повелит. накл. закрепились значения фамильярного и резкого побуждения к энергичному и немедленному действию. Таковы формы давай, дуй, валяй, жги, жарь, шпарь, чеши в знач. (действуй немедленно): Валяйте сюда! Сюда, ребята! (Чех.); [Мышлаевский:] Пожалуйста, надевай шинель! Валяй! Дуй! (Булг.); Объяви, чтобы без обиняка... Шпарь, как давеча! (Фед.).

   Формы повелит. накл. глаголов сказать (скажи, скажите) и смотреть (смотри, смотрите), глядеть, подумать в определенных синтаксических позициях утрачивают побудительное знач. и употребляются в функции модальных частиц, выражающих недоверие, сомнение, удивление: Подумайте, какая важная шишка!; Глядите-ка, чего захотела!; Вам невдомек? Скажите, какая невинность! (Фед.); Скажи на милость, даже темно стало! (М. Бубеннов).

   § 1484. В составе предложения значение формы повелит. накл. может конкретизироваться как требование, просьба, совет, увещевание, мольба. Все эти оттенки побуждения создаются интонацией, лексическим значением глагола, контекстом (ситуацией) и специальных грамматических средств для своего выражения не имеют.

   Специфические оттенки значения характеризуют формы 2 л. ед. ч. повелит. накл., употребленные в обобщенно-личном значении. Например, в пословицах: Хлеб-соль ешь, а правду режь; Пей, да дело разумей; Говори, да не заговаривайся; Не плюй в колодец, пригодится воды напиться; Не в свои сани не садись. Отрыв действия от его непосредственного производителя и возможность адресовать повеление любому лицу определяют собою широкое употребление форм 2 л. ед. ч. повелит. накл. в целом ряде значений, далеких от собственно побуждения. С побуждением их объединяет лишь значение ирреальности (возможности, желательности) действия. На категориальном значении побуждения основано употребление форм повелит. накл. при выражении значений: 1) желательности; 2) долженствования; 3) вынужденности; 4) невозможности осуществления действия; 5) неограниченной возможности, легкости осуществления действия. Ниже иллюстрируются все эти употребления форм повелит. накл. (подробно они описываются в разделе "Синтаксис. Простое предложение", § 1942-1946).

   1) Побуждение в соединении со значением желательности выражается формой повелит. накл. в возможном сочетании с частицей бы; такие предложения имеют обобщенно-личное значение: [Лиза:] Минуй нас пуще всех печалей И барский гнев, и барская любовь (Гриб.); Громом их сожги! (Бунин); сюда же: Пропади (бы) все пропадом; Провались (бы) они в тартарары; Разорви тому живот, кто неправдой живет (старая посл., Даль).

   2) Побуждение в соединении со значением долженствования (с разными его оттенками) представлено, например, в таких употреблениях: Всяк сверчок знай свой шесток (посл.: (должен знать)); Кому кадят, тот и кланяйся (посл.); Здесь живи не как хочешь – как тетки хотят (Пушк.); Вы не платите, а я за вас отвечай? (Чех.); [Мышлаевский:] Довольно! Я воюю с девятьсот четырнадцатого года. За что? За отечество? А это отечество, когда бросили меня на позор?! И я опять иди к этим светлостям? Ну нет (Булг.).

   3) Значение вынужденности выступает при обобщенно-личном употреблении форм 2 л. ед. ч. в сочетании с частицей хоть в ряде фразеологических оборотов; побудительность ослаблена, и на первый план выдвигается общее оценочное (отрицательное) значение: так все плохо, хоть плачь; хоть беги; хоть убей; хоть ложись да помирай; хоть вешайся.

   4) Значение невозможности совершения действия (также в обобщенно-личном употреблении) обнаруживается в случаях типа: Ему и слова никто не скажи; И возразить не смей; Жди от него помощи, как же!

   5) Значение неограниченной возможности, легкости осуществления действия представлено в таком, например, употреблении: Добрый доктор Айболит! Он под деревом сидит. Приходи к нему лечиться И корова, и волчица, И жучок, и червячок, И медведица! (К. Чук.).

   § 1485. Формы совместного действия, как правило, не выражают категорического побуждения. Для них характерно значение приглашения: Дорогая, сядем рядом, Поглядим в глаза друг другу (Есен.); – Сыграем? Я не поверил своим ушам: – Как же я с вами буду играть? – А что такое? – Вы же учительница! (Расп.); Дарья Власьевна, соседка по квартире, Сядем, побеседуем вдвоем (Берг.); Перекурим, ребята. Повторять приглашение не приходится (газ.).

   Побуждение с большей определенностью передается формами и сочетаниями с частицей давай(те), но и в этом случае значение приглашения к совместному участию в действии преобладает; например: давайте веселиться, давай(те) поедем(те), давай(те) купим билеты в театр.

   Форма совместного действия, как правило, не употребляется с подлежащим-местоимением мы. Такое употребление возможно в разговорных контекстах, чаще в сочетании с частицей -ка, причем подлежащее обычно следует за сказуемым (поедемте-ка мы домой), а также с частицами дай и давай (давайте-ка мы напишем письмо или давайте-ка напишем мы письмо).

   § 1486. Сочетания с пусть, пускай, обозначающие побуждение, адресованное к 3 л. ед. и мн. ч., обычно употребляются с местоимениями он, она, они или с существительными, называющими лицо или предмет: пусть он приходит; пусть она уезжает; пусть они расскажут; пусть студенты едут на практику; пусть багаж останется на вокзале. Сочетания с пусть, пускай могут иметь оттенок пожелания (Пусть живут в моем сердце мечта и тревога. Ошанин), долженствования (Пусть никто не играет с огнем – (никто не должен играть)), допущения (Ну и пусть им легко живется. Сельв.; И пусть приходит старость. Н. Рыленков).

   Те же частицы в сочетании с формами 1 л. буд. вр. простого и буд. вр. сложного могут оформлять побуждение, обращенное к 1л., т. е. к самому говорящему. Такие сочетания редки; значение побуждения в них обычно соединяется со значением желания, допущения, принятия: [Бобчинский:] Уж не мешайте, пусть я расскажу, не мешайте! (Гоголь); Пусть всегда будет мама, пусть всегда буду я! (песня); Пусть себе руки, и губы, и сердце сожгу! (Цвет.).

   О сочетаниях типа дай попробую, дай взгляну см. "Синтаксис", § 2210.

   § 1487. В системе глагола есть формы, совпадающие с формами 2 л. повелит. накл., но не имеющие значения побуждения и выступающие только в составе определенных синтаксических конструкций.

   1) Формы со значением обусловливающего действия, выступающие всегда в составе условного предложения: Но никто не знал о тайной беде моей, и, скажи я о ней, никто бы мне не поверил (Пастерн.); Пушкин – гений и Эйнштейн – гений. Что может их объединять? Не знаю, но думаю почему-то, что разговорись Пушкин с Эйнштейном, им не было бы скучно (Я. Голованов). В ряде контекстов, прежде всего в обобщенно-личном употреблении, такая форма сохраняет категориальное значение побуждения: Измените колорит, и картина испорчена; Расскажи всю правду, никто тебе не поверит; Заговорите о нашествии Наполеона, и сразу вспомнятся Бородино, пожар Москвы, Смоленская дорога (Песк.); Письмо Само Никуда не пойдет, Но в ящик его опусти – Оно пробежит, Пролетит, Проплывет Тысячи верст пути (Маршак).

   2) Формы, обозначающие неожиданное и неподготовленное, обычно нежелательное действие: Его ждут, а он и опоздай на целый час. Для этих форм нормально сочетание с и, возьми, возьми и. В художественной литературе отражено употребление этих форм в разговорной речи и в просторечии: Ему бы в сторону броситься, а он возьми да прямо и побеги (Тург.); И вот вдруг мне тогда в ту же секунду кто-то и шепни на ухо... (Дост.); Титка, когда мы раскулачивали, он и напади на товарища Давыдова (Шолох.).

СОСЛАГАТЕЛЬНОЕ НАКЛОНЕНИЕ

   § 1488. Сослагательное наклонение имеет категориальное значение возможности, предположительности. Это значение выражается аналитическими формами, состоящими из глагольной формы на -л (совпадающей с формой прош. вр.) и частицы бы (б): играл бы, играла бы, играло бы, играли бы. Так же как и повелит. накл., сослагат. накл. не имеет форм времени. В отличие от повелит. накл. оно не имеет форм лица, но имеет в ед. ч. формы рода: мужского (сказал бы), женского (сказала бы) и среднего (сказало бы). Формы сослагат. накл. противопоставлены по числу – единственному (сказал, -а, -о бы) и множественному (сказали бы).

   При употреблении форм сослагат. накл. частица бы не обязательно располагается непосредственно вслед за формой на -л; она может: 1) отделяться от форм на -л другими словоформами (Едва ли бы старик нашел, что ответить ему. Чех.; Нас не нужно жалеть, Ведь и мы никого б не жалели. Гудз.; Он бы уже вчера приехал); 2) выступать в сочетании с подчинительными союзами (см. § 1674, 1683), причем степень слияния союза с частицей может быть различной: от совместного участия союза и формы сослагат. накл. в формировании сложного предложения до слияния простого союза с частицей бы в целое новое слово – составной союз (см. § 1676).

   Примечание. Частица бы входит в состав аналитической формы сослагат. накл. только в сочетании с формой на -л; синтаксические сочетания с формами повелит. накл. (приди бы), инфинитива (узнать бы), причастия (узнавший бы) не являются морфологическими формами сослагат. накл. глагола.

   § 1489. Присущее форме сослагат. накл. значение предположительности проявляется, например, в таких употреблениях: [Елена Андреевна:] Мне хочется играть... Я сыграла бы теперь что-нибудь (Чех.); Без общего вашего согласия ты бы сюда не явился (Фед.); А, быть может, год назад Ты бы здесь изведал, воин, То, что наш изведал брат (Твард.).

   В зависимости от синтаксических условий и контекста значение предположительности может варьироваться и представать как значение желания (1), побуждения (2) или возможного обусловливающего действия (3).

   1) Формы сослагат. накл. широко употребляются для выражения желания в разных его оттенках. При этом формы сослагат. накл. часто объединяются с частицами и выступающими в роли частиц наречиями: пусть бы, только бы, лишь бы, что если бы; хорошо бы, лучше бы, скорей бы, хорошо бы чтобы, вот бы хорошо если бы, как бы только не: Это множество воды Очень дух смущает мой. Лучше б выросли сады, Там, где слышен моря вой. Лучше б тут стояли хаты И полезные растенья, Звери бегали рогаты Для крестьян увеселенья (Забол.); Сидишь тут, глупостями занимаешься, лучше бы ужин приготовила или хоть чайник поставила (Кетл.).

   2) Формы сослагат. наклонения с безударной частицей чтоб употребляются для выражения побуждения: Чтоб ты больше не приходил!; Чтоб он сюда товарищей не приводил!; Чтоб я тебя больше здесь не видел!

   3) В придаточной части сложного предложения формы сослагат. накл. обозначают действие, обусловливающее собою то, о чем сообщается в главной части: [Анна Петровна:] А что бы вы сделали, если бы вы выиграли? (Чех.); Он очень пригодился бы сегодня ночью, если бы не сломал себе ногу (Горьк.). Те же отношения в бессоюзных предложениях: Учился бы ты хорошо, все были бы довольны.

Подробно употребление форм сослагат. накл. описано в разделе "Синтаксиc".


Предыдущая глава Содержание Следующая глава
E-mail Rambler's Top100 Rambler's Top100
Хостинг от uCoz